Этнография и фольклор Олонецкой и Архангельской губерний

Заговоры Обонежья

Классификация заговоров по: источникам | функциям | датировке | населенным пунктам

Функция: присушки

  1. Характер Ундозера мирный, общительный, незлобливый и трудолюбивый. На нравственной стороне Ундозера лежит только одно темное пятно – это именно то, что он не чужд еще верований в те грубые и лживые предрассудки и суеверия, унаследованные нами от идолопоклонников. Но это могло укорениться вследствие отсутствия грамотности (об этом будет сказано ниже). Здесь, как и во многих других приходах, есть свои колдуны и колдуньи, знахари и знахарки со множеством запечных нашептываний, наговоров, заговоров и заклинаний. Из числа таких заговоров мне удалось списать только одно. Вот текст его. У раба Божья N душа рябовья, сердце заечье. Будь желанен, будь покоен, разговорен; Раба N казалась бы краше красного солнышка, Белее белаго деничка, Милее бы отца, матери, роду-племени и свету белого. Не мог бы не есть, не пить, Не сном засыпатися, не гульбой заниматися: Как не может птица без лесу жить, рыба без воды, Солнце без бела дня, Ясный месяц безо дни. Не сном засыпатися Не питьем запиватися, Не гульбой забавлятися; Нояло бы ретивое сердце, Черная печень, нутра(*) и ядра(**); Семдесять жил, семдесять суставов, Плоть и всяка жилочка на рабе N. *) Внутренности. **) Ядра – семенные яички. (№ 96, С. 953).[<<]
    Населенный пункт: Ундозеро

  2. Подход на любовь девицы. Наговаривают на воду или на пряник, или на что-либо другое, и дают выпить или съесть той, которую хотят приворожить. Стану я раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. Есть сидит в чистом поле сама Пресвятая Богородица Мати Божа. Как она скрипит и болит по своем сыне, так бы по рабу Божием N раба Божия N скрипела и болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, и не быть, и не пить, и не ись. Во имя Отца и Сына, и Св. Духа. Аминь[<<]

  3. [Присушные слова] «Встану не благословясь, пойду не перекрестясь из дверей не дверями, из ворот не воротами, выйду в чистое поле, стану на запад хребтом. Под западной стороной жиет Ирод царь, сам сатана. Ай же ты, Ирод, сам сатана, дай ты рабу Божьему Н. (к которому присушают) триста бесов, пятьдесят дьяволов, три и два и единаго беса Игнаху, который разжигает горы и воды, и черные брови, мягкие тельты (так!). Так разожгал бы раба Божьего Н. по рабе Божьей Н. в тридевять костей, в тридевять мозгей, три и две и единую жилу подпятную становую. Не мог бы раб Божий Н. без рабы Божьей не жить, не быть, не часу часовать, не времени коротать. Сохвучи бы сохнул, вянучи бы вянул. День бы сохнул при солнышке, ночь бы сохнул при месяце. В нове месяце, в ветхе месяце, в скорби месяце, в перекрой месяце. Как не может жить рыба без воды, так не мог бы жить раб Божий Н. без рабы Божьей Н. Как не может жить медведь без матери земли, так не мог бы жить раб Божий Н. без рабы Божьей Н. Как не может жить птица без лесу, младенец без матери, так не мог бы раб Божий Н. жить без рабы Божьей Н. Кто может эти слова отворотить, от меня, раба Божьего Н., отговорить? Тот, кто может считать около моря травинки, в море трестинки и желты пески. Кто отговорит, тому стянет язык в темя, глаза на косицу. Буди эти слова прочны, тверды из ключа в ключ, из замка в замок во веки веков. Аминь, аминь, аминь». Говорить эти слова можно в чай, в водку, в пиво, в сахар, в кушанье и во многое другое. Говорить слова три раза, после каждого раза зевнуть и плюнуть три раза во что говорятся слова. Наговоренным чаем, водкой и др. угостить кого присушают, при этом главное условие, чтобы он не знал, что кушает наговоренное, иначе слова не подействуют. Угощать наговоренным, по мнению ворожей, удобнее всего «с ветру», т.е. как только человек войдет с воздуха в комнату, тогда слова лучше действуют. (Олонецкие губернские ведомости. 1900. № 127. С. 2.) [<<]
    Датировка: 1900 г.

  4. [Присушные слова] «Погляжу, посмотрю под восточную сторону. Под восточной стороной бежит река Терка. По этой реке Терке бежит тоска тоскущая, сухота сухотущая. Спрошу раба Божья Н.: "Ай же ты, тоска тоскущая, сухота сухотущая, куда пошла-полетела, куда путь держишь?" Тоска-сухота, отвечает: "Пошла я, полетела рек озер разжигать, синего моря иссушать". Помолюсь я, покорюсь я, раба Божья Н.: "Ай же ты, тоска-тоскущая, сухота сухотущая, рек, озер не разжигай, синя моря не иссушай, а разожги и распали ретивое сердце у раба Божьего Н. и положи рабу Божьему Н. тоску тоскущую и сухоту сухотущую в сердце, в живот, в плоть и в хоть, чтобы не мог он не есть, не пить, не жива быть. День бы сидел и плакал по красному солнышку, ночь бы сидел и думал по белому месяцу о рабе Божьей Н. Замки и ключи моим словом. Аминь, аминь, аминь"». (Олонецкие губернские ведомости. 1900. № 127. С. 2.) [<<]
    Датировка: 1900 г.

  5. [Присушные слова] «Лягу не благословясь, встану не перекрестясь, выйду из избы не дверями, из ворот не воротами на путь дорогу. Пойду путем дорогой, выйду в чистое поле. В чистом поле три печи: печь кирпичная, печь булатная, печь железная. В этих трех печах горят и тают дрова дубовые. Так бы горело и таяло ретивое сердце у раба Божьего Н. по рабе Божьей Н., чтобы не мог раб Божий Н. без рабы божьей Н. не жить не быть, не есть, не пить, не часу часовать, не малой минуты миновать. Показалась бы сия раба Божья Н. рабу Божью Н. краснее красного солнышка и светлее светлого месяца. И не мог бы раб Божий Н. в хлеб заедаться, в квас запиваться, в парной байне измываться без рабы Божьей Н. Сохнул бы и вянул и во день, и ночь, и во всякую пору. Тут моим словам ключ и замок во веки веков. Аминь, аминь, аминь». Говорить слова три раза. Если слова не помогают, то ворожеи советуют пред обедом и ужином вместо молитвы говорить слова: «Как не могу я, раба Божья Н., жить без хлеба и воды, так бы не мог раб Божий Н. жить без меня». Или взять часть волос у девушки или молодца, сжечь и положить под постель со словами: «Как пепел этот сух и будет лежать под моей постелью, так пусть сохнет сердце твое Н. по мне Н. и будет лежать ко мне, пока есть дыханье в груди твоей. Или вытереть пряник потом с лица и груди и дать его съесть; тогда и будет она или он любить тебя». Или поймать летучую мышь, положить ее в муравейник. Когда ее съедят, вынуть и найти в числе костей крючок и петелку. Задень его крючком и будет любить, а если ее, то петелкой. Или найти пару лягушек самца и самку, положить в коробок и снести в лес в муравейник, идти обратно без оглядки. Через несколько дней в коробке будут одни кости, между которыми нужно найти крючок и петелку. Молодца, чтобы любил, зацепить крючком, а девушку петелкой. Или взять земли из-под правой ноги молодца или девушки и бросить в печь в пламя на уголья со словами: «Как ярко и жарко пылают дрова в печи, так бы у раба Божьего Н. сердце пылало любовью ко мне, рабе Божьей». (Олонецкие губернские ведомости. 1900. № 127. С. 2.) [<<]
    Датировка: 1900 г.

  6. [Слова на взглядную тоску] Эти слова должен говорить или сам молодец или сама девушка. Дело ведется так. Когда придет в избу молодец, которого нужно присушить, девушка должна в это время пристально смотреть на него и говорить слова: «Голубчик мой, я голубка твоя, хочу съесть тебя с ногами, с руками, с ясными очами, с буйной головой, с мыслию твоей человеческой. Я в тебя вздыхать, ты по мне тосковать. Мой вздох, твой ах» и при последнем слове незаметно дунуть на него. Тоже самое может сделать молодец по отношению к девушке. (Олонецкие губернские ведомости. 1900. № 128. С. 2.) [<<]
    Датировка: 1900 г.

  7. Село Красное Стала я благословесь, пошла я перекристесь, пошла я из избы дверьми, вышла я в цистоё полё. По цистому полю летит огненная стрела. Помолюсь, покорюсь огненной стрелы: «Куды ты полетела?» — «Полетела я в село и села я в село и села я с присёлками.» — Полити ты, огненная стрела, и села и с присёлками, городы с пригоротками, полити ты, огненная стрела, в тако-то село, в таку-ту деревню и в такую-то избу, влити ты к такому-то рабу Божью, залети ты к ёму в ретивое серце и в горечую крофь, розожги, роспали! Как рыба без воды, как тело без земли, так бы раб Божэй не мог бы бы не жыть и не быть без рабы Божьёй незнатомой женчины. Как рыба без воды, как тело без земли, как младень без матки, без маткина молока, так бы раб Божэй не мог без рабы Божьёй, ни дни, ни ноци не смог бы ни жыть, ни быть, ни дни дневать, ни цясу цясовать, так раб Божэй без рабы Божьёй не мог бы ни нагледитьси, ни насмотритьси, ни дни, ни ноци. Будьте мои слова, крепки, вики, отныни до веку. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  8. Враниковское Стану я благословесь, пойду перекрестесь, выду в цистоё полё, згляну в востоцьную сторону. Стоит отненна избушка, огненны стены, огненны окна, кирпицьная пець, в этой пеце горят всякие дрова, ёловы и сосновы, рожжыгают и роскаливают. Так бы у раба Божья рожжыгало и роскаливало серцё, штобы не мог без рабы Божьёй ни жыть, ни быть, ни пить, ни йись, ни ноци спать, ни цясу цясовать, ни минуты миновать без рабы Божьёй, век пувику отыни дувику. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Враниковское
    Датировка: 1914 г.

  9. Ундозеро Стану я благословесь, пойду я перекрестесь из избы дверьми, ис синей синьми, из ворот воротами, выду я в цистоё полё, стану я к востоку хрёптом, на запад лицём. С востоцьной стороны в западнюю летит змей крылатой и огняной. Смолюси и покорюси крылатому змею и спрошу его: «Куда летиш, крылатой змій, огненной?» — «Лечу я с западнёй стороны в восточнюю зажыгать городоф и с пригоротками, деревён с деревнюшками.» — «Ай, крылатой змей, огненной, не летай с восточнёй стороны в западнюю, не жги городоф с пригоротками и с малинькима деревнюшками, лети в [такое-то] сёло, войди в раба [имя] в ясныи очи, в русыи брови, в ретивоё серцё, в горяцюю крофь, в могучюю плоть, штобы без рабы [имя] не мог бы не быть, не жить, тёмной ночи спать и часу часовать и минуты минутовать». (Дунуть и плюнуть.) [<<]
    Населенный пункт: Ундозеро
    Датировка: 1914 г.

  10. Почозеро (В соль и рыбу.) Ай жо ты, свежая световарня соль, не можут бес тебя жыть ни кнезьё и ни бояра и ни сущие кресьяма и ни хлеба йись и не воды пить, и ни ночи спать и не дни дневать и не перед Бога стать, и так бы раб Божэй не мог бы без рабой Божьёй жыть, ни хлеба йись и ни воды пить и не ноци спать и ни дни дневать и не перед Богом стать. Как эта рыба не можот жыть без воды, так бы раб без рабой не мог бы жыть ни днём по солнышку, ни ночью по мисецю, ии на вечерней зори и ни на утренной. [<<]
    Датировка: 1914 г.

  11. Почозеро (Хоть во што.) Стану я, раб Божэй, благословесь, пойду я перекрестесь, отцём прощон, матерью благословлён, из избы дверьми, ис синей воротами, выду я в цистоё полё. В цистом поли злат камень, на этом на златом каменю сидит грозной царь Иван Васильевиць. И покорюсе я, помолюсе: Ай жо ты, грозной царь Иван Васильевиць, и скуй трон цепи жолезные, щтобы раба Божья не могла со мной посупротивитьсе и не рицьми и не плецьми и не руками и не ногами. [<<]
    Датировка: 1914 г.

  12. Почозеро Стану я, раб Божэй, благословесь, пойду я перекрестесь, выду я в цистое полё, приду я к озеру батюшку [название]. Господи, благослови! озеро батюшко, оммыть свой сон, и как я без этого сна не могу не жыть, не быть, и без дыханья и бес пыханья и без рыбы и бес соли и бес хлеба. И виют все сильние и могучие двенацеть ветроф. И покорюсе и помолюсе: Ай жо вы, все сильние и могучие двенацеть ветры, и снесити всю тоску и кручину великую в белорумянно лицё, в оци ясные и в брови русые и в единую проходную жылу, штобы он, раб Божэй, не мог без рабой Божьёй не жыть и не быть, и сох и вял, смёртной тоской тосковал и сухотовал. [<<]
    Датировка: 1914 г.

  13. Почозеро (На рыбу.) Как свежая рыба не можот не жыть, ни быть без свежой воды и бес крутых берешкоф и без жолтых пескоф, так бы раб Божэй не мог ни жыть, ни быть без рабой Божьёй, ни днём, ни ноцью, ни поутру, ни вечером, ни в какой цяс, ни в какую минуту. [<<]
    Датировка: 1914 г.

  14. Почозеро [На съестное.] От пару, от жару, от щолоку, от виника, выду я в цистоё полё. Ай жо вы, цётыри брата, буйны ветры, выньте из рабой Божьёй, из лиця румяного, из оцей ясных, ис плець, из рук, из нок, из кажной проходной жылы, ис пот пятной жылы...[<<]
    Датировка: 1914 г.

  15. Почозеро [На соль или хлебъ.] Стану я, раб Божэй, благословесь, пойду перекрестесь, выду из двирей в двири, из ворот в ворота, в цистоё полё. И в цистом поли Кристову морё, и в Кристовом мори Кристова церкофь, и в Кристовой церкви Кристовой пристол, и за этим за Кристовым пристолом сидит сам Исус Христос и дёржыт на своих на белых руцях саму Матушку Присвяту Богородицю, и жмёт и прижыкаёт к своему ретивому серцю, к своей горецей пецени. Так бы раб Божэй не мог не жыть, не быть, не пить, не йись без рабой Божьёй, ни днём по соньцю, ни ноцью по мисецю, ни по утренной зори, ни по вецернёй зори. Аминь. [<<]
    Датировка: 1914 г.

  16. Кенозеро Стал я, раб Божэй, благословесь, пошол я перекрестесь, матерью прощон, отцём благословлён, на добры дела, и пошол из дверей дверьми и из ворот в ворота и вышол в цистоё полё. В цистом поли, в шыроком роздольи стоит огненная, горецяя байна, и в этой байны нету ни двирей, ни окон, ни просветлых лавок; середи байны лёжыт доска, а на доски тоска, и плацё и рыдаё и г земли припадаё. Не плаць, тоска, и не рыдай, тоска, зайди, тоска, к рабу [имя] в белое тело, в ретивое серцё, штобы он не мог без миня жыть и быть и дни дневать и цясы цясовать и минуты миновать, отныни и дувеку, аминь пувеку. [<<]
    Населенный пункт: Кенозеро
    Датировка: 1914 г.

  17. Враниковское (На воск, и выти на ростань, и кинуть на опашку.) Выстану, раб Божэй, благословесь, пойду перекрестесь из дверей в двири, из двора в ворота, выду в цисто полё, в шыроко роздольё. В цистом поли, в шыроком роздольи виют буйные ветра и литя цёрные ворона. И буйные витра и цёрные ворона, я вам покорюсе и помолюсе, политити туда, куда надо мне, политити за тридеветь рек, за тридевить озёр и за тридеветь цистых поль и доберитесь того, кого надо мне, раба Божья [имя] и вложыте в его белую груть и в ретивое серцё, штобы он без миня не мог ни жыть, ни быть, ни пить, ни йись, днём по солнышку, ноцью по мисецю, поутру рано и вецйри поздо, не мог дня дневать, цяса цясовать, минуты миновать, вики пувики, отыни дувики. Аминь.[<<]
    Населенный пункт: Враниковское
    Датировка: 1914 г.

  18. Враниковское (На соль.) Выстану благословесь, пойду перекрестесь из дверей в двири, из ворот в ворота, выду в цисто полё. В цистом поли стоит калиновой куст, в этом калиновом кусту стоит золотая цяша. На эту золотую цяшу раб Божэй не мог бы ни нагледитьсе, ни насмотритьсе, так бы на рабу Божью не мог бы ни нагледитьсе и не насмотритьсе, ёна бы ёму казалась биля́ белого свету и красня красного солнышка и жальця́ бы отця и матери, вики пувики, отыни дувики. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Враниковское
    Датировка: 1914 г.

  19. Враниковское (На соль.) Сохни з брюха и боли с хрёпта, и напади, тоска, на миня смотря! Дай Бох, прикуснула и ко мне потоснула, и вики пувики, отыни дувики. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Враниковское
    Датировка: 1914 г.

  20. Ундозеро (На соль или на свежу рыбу или на преники.) Выду я ут-пару, от байны, стану я на шоломчатой виник, змолюси и покорюси цётырём братцам буйным ветрбм: Ах вы, цётыри братца, буйны ветры, выньти тоску и кручину из раба [имя], из ясных очей, из ретивого серца, из рук и из нок, полоште тоску и кручину в такую-ту рабу, в ясныи очи, в русыи брови, в белорумянноё лицо, в ретивоё серцо, в горячую крофь, в могучую плоть, штобы не отшоптатьсы рабы [имя] от раба [имя] не на ветху, не на новцу, ни на межах, ни на всех чётырёх четвертях месяца, казалсы бы раб [имя] свитляя сонца и мисица, миляя отца и матери. Пусь мои слова востре булатнёго ножа, пусь моим словам ключь и замок, во веки векоф. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Ундозеро
    Датировка: 1914 г.

  21. Село Красное [Заставить мужа и жену полюбить другъ друга. Говорят на соль или булку.] Как Мать Присвятая Богородиця истинного Христа упрашывала, уговаривала, так бы раб Божэй свою супругу упрашывал, уговаривал, и сох бы по ёй день и ноць и болел по ёй, и так бы и раба Божья и жона сохла и болела по ём, и отыни и до веку. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  22. Случайно мне в руки попал документ из этой же области — народных заговоров — молитв. Ни автор, ни время составления этой молитвы неизвестны, известно только то, что ею пользовался один из членов причта в Новгородской губ. (по соседству с Олонецкой). Бумажка от времени пожелтела, чернила уже выцвели, след. написан заговор сравнительно давно, да об этом и орфография свидетельствует. Вот что написано на этой бумажке: «Господи Боже наш, пророки Божии Наум, Аввакуме Софоние, сделайте милость, сотворите любовь рабы Божия Параскевы по супруге своем Алексие. Как белая рыба не может жить на сухой горе без студеныя воды, так бы не могла быть раба Божия Параскева без супруга своего Алексия — ни жить, ни быть, ни часу часовать, ни минутные; казался бы ей краше красного солнышка, светляя светлого месяца, миляя отца и матери и всего роду племени. Кипело бы ее сердце ретивое, и кровь горячая, и плоть лежачая; как пчела бьется около колоды своей матери, так бы вилась и обвивалась ра:бо: Пар: с супругом своим Але: не могла бы без него ни жить, ни быть, ни часу часовать, ни минутные. Как хмель около шеста обвивается и кверху подымается; так бы ра:бо: Пар: с супругом своим Але: вилась и обвивалась, и прочь от него не разлучалась: не могла бы без него ни жить, ни быть, ни часу часовать, ни минутные. И как яровой хлеб разрастается и в одно место сплетается, так бы раба бо: Пар: с супругом своим Але: вилась и обвивалась, и прочь бы не разлучалась, не могла бы без него ни пить, ни есть, ни жить, ни быть; не могла бы она этой тоски ни питием запить, ни едой заисть, ни гуляньем загулять». Говорить «Молитву» нужно на исходе месяца. (№ 22. С. 8).[<<]

  23. [Приворожить молодца] Во имя отца и сына и святого духа аминь! Стану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь из избы дверьми, из двора воротами. Выйду на широку улицу на восток лицом, на запад тылом, поклонюсь и помолюсь. Есть в чистом этом поли, в широком раздольи четыре брата, буйные ветра: восток и запад и лето и север. Как вы служили истеному Христу, царю небесному, так вы послужите мне, доброму рабу божию (имрек). Возьмите от меня, раба божия, тоску, и сухоту, и черну печаль, возьмите и не оброните противо ветра и ни по ветере, противо солнышка и по солнышку, противо воды и ни по воды, через ручья текущие и через реки быстры, через горы высоки, через лесы темны, через тыны железны; из сеней ходучи али на листвицы седючи, или на кровати, на постели лежучи, или за столом седючи. Со отцом или с матерью, и с братом или сестрою, или с подругой и со всем родом и племенем совет советует, тут берите его за белые руки и кладите ему в белое тело и ретивое сердце и в черную печень и в семьдесят семь жил и в семь суставов, то бы раб божий не мог бы без меня, рабы божьей, не жить и не быть, и не пил бы и не ел бы, смертной тоской тосковал бы, той тоски не мог бы хлебом заись (есть), ни питьем запить, ни в бани замыть, так он, раб божий, за рабой божьей бежал бы и сзади напегал (набегал) бы, за шею хватил бы, и во уста целовал бы, и не глядел бы ни на отца, ни на матерь, ни на сестру, ни на род, ни на племя, ни на какого человека; так бы раб божий обо мне думал, обо мне рабе божьей, — в день при солнце, а в нощи при месяцы, на утренней зари и на вечерней зари, и на нову и на ветху, и на перекрой месяцы, и на намежных днях. Чего не доумел, мастер не доучил — будь мои слова все сполна всегда и ныне и присно и во веки век. Аминь! (С. 214-215, № 9)[<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  24. [Приворожить девицу] Г<осподи> И<исусе> Х<ристе>! Во имя о<тца> и с<ына> и с<вятого> д<уха>! Ма(ть) утренняя зоря, ма(ть) вечерняя зоря, ма(ть) полу без солнца не закатится и без месяца не взойдет, так тело от мяса не отстает, и мясо от кости не отстает; так же бы и раба божья рабица, красная девица, не отставала. Как крест и пояс от себя не отходит, так же бы от меня, раба божья (имрек) не отходила. Как без отца и без матери, без роду и племени, так же бы и без меня не могла ни жить, ни быть, ни есть и ни пить, и ни думу думать, ни совет советовать. И так же бы я ей казался краше красного солнца, светлее светлого месяца. Будьте мои слова крепки и т. д. (С. 216, №10).[<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  25. [Заклинания и заговоры, относящиеся к делам любовным]. а) Стану, не благословясь, пойду, не перекрестясь, не из дверей в двери и не из ворот в ворота, в чистое поле. В чистом поле стоит огненный столб, на огненном столбе сидит бес-самомуд, он смущает и призывает к себе бесов и приятелей тьмы, говоря: "Пособите и помогите рабу (N) смутить сердце из костей, из мозгов, из печеней, из белой груди и из ретивого сердца у раба N". и б) Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, в широкое раздолье, в широком раздолье есть синее море. В синем море белый камень; на белом камне белая береза, а под березою кровать. На кровати перина, на перине подушка, на этой подушке лежит теплое одеяло; под одеялом лежит сама Пресвятая Богородица матушка Соломонида. Обращаясь к ней с приветствием, говоря: "Я, раба Божия N, к тебе прихожу, тебя попрошу: есть у тебя 12 ангелов, 12 архангелов и тьма всей небесной силы, повели сходить к рабу Божию N, вынуть у него из сердца жалость к рабе N, чтобы у него сыгралась кровь и соединилась вместе, чтобы этот раб Божий не мог ни жить и не быть без рабы N, ни спать, ни лежать ни ходить и не сидеть, в компании засиживаться, с гостями заговариваться, а все думал и мечтал о рабе N, аминь (3 раза)". (№ 34, С. 335). [<<]
    Населенный пункт: Кондуши

  26. Стану, благословясь, помолюсь, перекрестясь, по утренней зари, по вечерней зари. Раба Божья Александра, чтобы краше солнца, чтобы краше месяца была. Раб Божий Иван ни жить, ни быть без рабы Божьей Александры не мог. (Архангельская обл., Мезенский р-н, д. Заозерье, 1975 г.) - №550.[<<]

  27. Собираясь на гулянье, девушка, утирается полотенцем и говорит на него слова: Стану я, раба Божия Алена, благословясь, пойду, перекрестясь, в чисто поле, под восточну сторону. Там течет река, той я водою умоюся, белой зарею утруся, звездочкой подтычусь, красным месяцем подпояшуся, солнышком украшуся. Пойду я, раба Божья Алена, в чисто поле, в пир и гулянье, всем бы я казалась хороша, красива и добра, а милей бы всех — своему милому, которого люблю. Всех бы я была краше и лучше и любил бы он меня сильнее всех. Мои слова крепки и лепки. Будь по-моему. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Рябово, 1974 г.) - №551.[<<]

  28. Моюсь, умываюсь, раба Божья (имя), белыми белилами, алыми румянами, чтоб на меня, рабу Божью (имя), глядели стары старухи, молоды молодухи, стары старики, молоды мужики. А мой любезный (имя) сох бы, болел, как в огне горел, по мне, рабе Божьей (имя), утренну, денну, ночну и вечерню (утром, днем, ночью, вечером). Тут моим словам — ключ и замок. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Клещево, 1965 г.) - №553.[<<]

  29. Девка умывается и шепотом приговаривает: Как поутру я, раба Божья Анисья, поумоюсь водой ключевой да ночною росой, повытрусь девичьей косой, чтоб любезный мой, Иван молодой, по мне сох бы, болел бы, как в огне горел бы, на других не глядел бы, других не любил бы. Лишь на меня, рабу Божью, глядел бы, не нагляделся. Ключ, замок, аминь. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усолье, 1964 и 1965 гг.) - №554.[<<]

  30. Стану я, благословяся, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, изворот в ворота, выйду на чистое поле, умоюсь божьей росой, утрусь красным солнышком, опояшусь светлым месяцем, утычусь чистыми звездами. Пойду я, раба Божья (имя), в пир-беседу ко подружкам своим. Всех бы я подружек была бассей и милей, все бы на меня зрили и глядели: красны девицы, молоды молодицы, пожилы мужики, неженатенысие. Будьте, мои слова, крепки и лепки. Всем моим словам ключ и замок. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Демиха, 1974 г.) - №557.[<<]

  31. Стану я, раба Божья Наталья, перекрестясь, пойду благословясь, из избы дверьми, из ворот в ворота, выйду на чистое поле, на зеленые луга, на шелковые травы. Всех я трав выше, лазоревых я цветов зрелее, всех я белее и румяней, всех я круглолицей, всех я полнолицей. На меня бы, рабу Божью Наталью, все бы зрили и смотрели, ярких очей не сносили. Будьте, мои слова, крепки и легки век по веку, отныне до веку. Аминь. Говорить эти слова, когда волосы прибираешь. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Брехово, 1974 г.) - №563.[<<]

  32. Стану я, раба Божия Наталья, перекрестясь, пойду, благословясь, из избы дверьми, из ворот в ворота, выйду в чистое поле под утреннююзарю, под частые звёзды, под млад-свет месяц, под красное солнце. Утренней зарей умоюся, частыми звездами утруся. Все люди православные как глядят на утреннюю зарю, на частые звёзды, на млад-свет месяц, на красное солнце, так бы на меня, рабу Божью Наталью, глядели, смотрели, ярких очей не сносили. Все князья, бояре и простые крестьяне, и все: старый и малый, холостой и женатый — все бы зрели и смотрели, ярких очей не сносили. Будьте, мои слова, крепки и легки век по веку, отныне до веку. Аминь. Говорить эти слова, собираясь на гулянье, одеваясь или умываясь. Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Брехово, 1974 г.) - №564.[<<]

  33. Я, раба Божья (имя), розовым мылом умоюся, полотенышком белым утруся, всем людям приглянуся светлее светлого месяцю, краснее красного солнышка, ярчее яркой зорюшки, беляя белого снегу, миляя белого свету. Солнышком я украшусь, месяцем просвечуся, звездочками утычусь, зарей подпояшусь. Век по веку, отньше и до веку. Повторить три раза. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Бердяиха, 1974 г.) - №565.[<<]

  34. Умываться на утренней заре, сказать три раза: Вставала я ранёшенько, умывалася белёшенько, белее белого снегу, алее алого цвету. Как алый цветок цветет и расцветает, так бы и я, раба Божья Наталья, цвела и расцветала. Как крестьяне красно солнышко знают и почитают, так бы и меня, рабу Божью Наталью, знали бы и почитали, любили бы их валили встречные и поперечные, молодые ребята, холостые. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Кочнева Гора, 1974 г.) - №566.[<<]

  35. Стану я, раба Божия Мария, умоюсь я, раба Божья Мария, бело, наряжусь хорошо, белее белого снегу, алее макова цвету. Кто бы позрил на меня, рабу Божию Марию, не мог бы ни быть, ни жить, ни дню дневать, ни часу часовать и ни минуты миновать, ни ночи ночевать. Отныне до века. Аминь. Будьте, мои слова, крепки да лепки. (Архангельская обл., Красноборский р-н, с. Цивозерский Погост, 1967 г.) - №567.[<<]

  36. Когда девушка идет на вечеринку, говорит слова: Выйду я из двери в двери, из ворот в ворота, во чистое поле, там стоит Пресвятая Богородица. Попрошу я ее: — Дай мне красоты да лада, звезды небесные, чудный месяц. Месяц, звезды украшают свет, так и меня бы, девушку, украшали. Как тебя, Пресвятую Богородицу, ценят и возвышают, так и меня бы, красну девушку, ценили и возвышали. (Архангельская обл., Красноборский р-н, д. Томца-Первая, 1967 г.) - №568.[<<]

  37. Стану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из ворот воротами. Выйду на широку улицу, в чистое поле, под восток, под восточную сторону. Под востоком, под восточной стороной, как Господь украшает небо и землю — землю красотой, небо небесной высотой, так же бы Господь украшал (имя) красотой и высотой. Казалась бы я, раба Божья (имя), добрым людям, молодым молодцам, и молодым молодицам, и красным девицам плечами плечиста, грудями грудиста, речами речиста, лицом круглолица, на щеках алалица, бровями черна, очами очна. Молодому — сухота, неженатому — тоска, а на меня (имя) — красота. Нарядишься и пойдешь на улочку, в воротах и говоришь. (Архангельская обл., Красноборский р-н,д. Обросовская, 1967 г.) - №569.[<<]

  38. Умылась, перекрестилась, из дверей в двери, из воротъ в ворота. Тут стоить престол, на престоле сидить Пресвятая Божия Матерь, на ей глядять старые старики, молодыя мужики, малый робята, молодыя молодицы, молодыя девици. Такъ и глядели бы на рабу Божию Параскеву, не спускали с глас и держали в устах, все думали об ей. Сбоку подпись: «С кольца и из братины». (Архангельская обл., Холмогорский р-н, д. Болото, 1969 г.) - №570.[<<]

  39. На воду — синизна, на платье — белизна, на меня, на рабу БожьюМарию, — красота, на весь мир — сухота: на троеженых и на двоеженых, на черных и черемных, на белых и русых, на голых и небогатых. Именя, рабу Божью Марию, весь мир хвалил и восхвалял, и через руки хватали, у места садили за столы дубовые, за скатерти шелковые, захлебы, за ситни. Мне, рабе Божьей, кланялись, и я, раба Божья, казалась бы всему миру и своему суженому свету белого беляя, схожего солнца миляя, красняя (и любяя) отца и матери, роду и племени. Ясными очами всех ясняя, черными бровями всех черняя, и на игрушке молодцов, и на женитьбе женихов, на пирушке баб молодых — всех бы я басяя и миляя! (Архангельская обл., Красноборский р-н, д. Кузнечиха(Сеньковская), 1967 г.) - №573.[<<]

  40. Четыре месяца, четыре брата, сослужите мне верою и правдой, снесите всю тоску, золотую кручину. Никакого его встретьте ходячего, али его стоячего, али за питьем, али за ежью, спереди встречайте, а сзади стреляйте, чтобы он не мог ни жить, ни быть, ни днем дневать, ни ночи спать. Днем — на уме, а ночью — во сне. Как печной столб стоит трещит, верещит, сохнет, так же бы и раб Божий Сергей об рабе Божьей Катерине трещал, верещал, сох. Трижды наговорить на еду и питье. Напоить и накормить того, кого присушиваешь. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Пога, 1969 г.) - №607.[<<]

  41. Стану, благословясь, иду, перекрестясь, из избы дверьми в чисто поле за воротами. В чистом поле стоит Пресвятая соборная апостольская церковь. Среди церкви стоит престол. На престоле сидит сама Пресвятая Богородица. Она делает всё полезное. У нее есть доска, а на этой доске — великая тоска. На любовь, произносят утром на заре, на ветер. (Архангельская обл., Шенкурский р-н, д. Киселевская, 1967 г.) - №608.[<<]

  42. Стану раба Марфа, благословясь, пойду, перекрестясь, из двора воротами, выйду на широкую улицу, во чисто поле, в синее море. Тут встретятся буйны ветра, родные братья. Найдите раба Павла, сзади пристречи, спереди догоните, в ретивое сердце, в кровь горячую, найдите раба Божьего Павла, пригожего и хорошего. В парной бане парится или не парится, возьмите, возьмите за хлебом, за солью, за водой или на дороге, или на пороге, возьмите в чистом поле или в синем море. Вот мои слова — ключи и замок. (Архангельская обл., Мезенский р-н, с. Лампожня, 1975 г.) - №609.[<<]

  43. Стану благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, на широкий двор, в чисто поле. В чистом поле помолюся, поклонюся. Есть двенадцать ветров, двенадцать вихорев, сильны, буйны. Как сушите, крушите весной поле, середи лета теплого — ниву сжату, траву скошену, так же высушите, выкрутите моего суженого-ряженого — черные брови, черные очи, кровь его горяча и сердце ретиво. Так бы не мог быть раб Божий (без такой-то) ни дня дневать, ни ночи спать, ни часа скоротать. Так бы была я, раба Божия, ему днем — на уме, ночью — во сне и на разуме. Аминь. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Борисиха, 1969 г.) - №610.[<<]

  44. Стану я, раба Божья (имя), благословесь, пойду, перекрестесь, из избы дверьми, из ворот воротами, отцом прощена, матерью благословлена. Выйду я в чистое поле, стану я на удобное место, на восток лицом, назапад хребтом. Попрошу и помолю утреннюю зорю Марию, вечернююзорю Соломониду: — Утренняя зоря Мария, вечерняя зоря Соломонида, дай мне солнечную красоту, месячную светлоту от царя Давида, от царяСоломона кротость и смирение. Сойми, сойми всю сухоту и прискорбье срабы Божьей (имя), вложи, вложи всю сухоту и прискорбность в рабаБожья (имя). Вложи ему сухоту в резвы ноги, в белые руки, в сильные, могучие плечи, в белую грудь, в ретивое сердце, в черну печень, в темнукровь, в черные брови, в ясные очи, чтобы он без рабы Божьей (имя) немог ни жить, ни быть, ни дня дневать, ни ночи ночевать, ни часу часо-вать. Днем он ходил по солнышку, ночью бы он ходил по месяцу, почастым мелким звездочкам, по утренней заре и по вечерней заре. Не могбы он ни чаем запить, ни хлебом заесть, ни в теплой парной баенке запариться, ни с добрыми людьми забаяться. Все ходил и сухотовал, меня науме держал. Веки по веки, отныне до веку. И будьте, мои молитвы, леп-кие, крепкие. Всем моим словам — ключ и замок. Говорить можно начто угодно, на любую пищу, вино и пр. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Шелтомино, 1963 г.) - №611.[<<]

  45. Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, издверей в ворота, выйду в чисто поле. В чистом поле летит святой херувим. Я попрошу: — Святой херувим, вселитесь в рабу Божию Анну, разожги ей сердце и кровь горячу, чтобы она думала и тосковала по рабу Божьему Ивану, и не могла бы она ни жить, ни быть и ни пить, ни есть, ни сном сослать, ни гулянку загулять. Оказался бы раб Божий Иван лучше света белого, лучше солнца красного, отца и матери, всего роду племени, отныне и до веку и во веки веков. Аминь. Надо наговорить на соль, кусочек сахара и дать поесть. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Малое Конево, 1963 г.) - №612.[<<]

  46. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы визбу, из ворот в ворота. В чистом поле поклонюсь и помолюсь всем зарям-зарницам, всем братьям, всем сестрицам, луне-матушке, солнцу-батюшке, моему красному молодцу. Мои русые волосы, присмотритеся, мои русы косы, приглядитеся, в меня, девушку, раб Божий (имя) влюбится, в черные брови, в ясные очи, ретивое сердце, черную печень, алуюкровь. Не мог без меня ни жить, ни быть, ни дню дневать, ни ночи ночевать. Моим словам — ключ и замок. Аминь. Наговорить на воду, виноили еду и накормить милого. (Архангельская обл., Плесецкий р-н, д. Канзанелда, 1964 г.) - №614.[<<]

  47. Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду я в чисто поле, вчистом поле есть океан-море. В океан-море стоял старый дуб, под этимдубом сидел старый заяц. Я, раба Божья Елизавета, возьму старого зайцав белые руки, выну ретивое сердце, бурую печень. Как серый заяц неможет ни быть, ни жить без ретивого сердца, без бурой печени, так жераб Божий Иван не мог бы ни быть, ни жить, ни пить, ни есть, ни думудумать, ни мыслю мыслить, ни речи говорить. Показалась бы раба БожьяЕлизавета рабу Божьему Ивану белее свету белого, яснее солнца красного, милее отца-матери. Заговаривать на воду три раза, чтобы трубы, двери, окна были закрыты. (Архангельская обл., Плесецкий р-н, д. Залесье, 1964 г.) - №615.[<<]

  48. Стану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избыдверьми, из ворот воротами в чистое поле, в чистом поле 77 ветров и77 вихорев. Вы, буйные ветры, ходите по святой русской земле. На святой русской земле есть мой суженый, есть мой ряженый, есть мой законный, есть мой величальный. Где он ходит — и не быть и не дни дневатьи не часы часовать; день ходил — на уме держал, а ночь спал — во сневидел. Нарядные слова, присушливые. По ветру, по заре ходить. Так шевелят своего суженого, чтобы он женился. (Архангельская обл., Красноборский р-н, д. Кузнечиха(Сеньковская), 1967 г.) - №617.[<<]

  49. Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду из избы дверьми, из двора воротами, выйду в чисто поле, на восточную сторону. На восточной стороне стоит церковь — помолюся Богу. Помолюся, поклонюсядвенадцати ветрам, тринадцатому — вихрю. Вот и не сушите, и не крушите матери родной земли, сеченых дров, кошеной травы и жатого хлеба. А иссушите да присушите раба Божьего (имя) рабе Божьей (имя). Гдедостигнут его слова — в мощеной хорошей или немощеной;?, ), сохнущего или идущего, в кресте хоть в поясе, без креста и без пояса, тут перепояшьте по белу телу пояском. Пусть бело тело огнем горит. Аминь. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, с. Бубновское, 1969 г.) - №618.[<<]

  50. Говорить нужно на солнышко: Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, выйду в чисто поле, ввосточную сторону, под красное солнышко. Красное солнышко-батюшка, ходишь высоко, видишь далеко, за высокими горами, за крутыми холмами, за черными грязями. Ты усмотри, угляди раба Божьего (имя), подсеки резвые ноги, опусти белые руки, расстреляй белую грудь, черную печень, кровь горячую, вострые глаза, голову, мозга, напусти на раба Божья дружбу, любовь и сухоту, пусть он сохнет обо мне, рабе Божьей, глядит и глаз не сводит с меня, рабы Божьей. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Выползово, 1974 г.) - №619.[<<]

  51. Встану я, раба Божия, благословясь, пойду, перекрестясь, в чистополе, под восточну сторону. Под восточной стороной стоит дерево, натом дереве сидят птицы, железные носы, булатные когти. Я этим птицампомолюсь, поклонюсь и скажу: — Птицы, железные носы, выймете уменя, рабы Божьей, тоску и сухоту, рабу Божьему Ивану — вверзите емув буйну голову, в ретивое сердце, в горячую кровь, в подколенную жилу, становую кость. Пропалите, пронзите, чтоб на месте не высидеть, лежать — не вылежать, хлебом-солью не заесть, питьем не запить, не закурить табаком, в бане паром не загулять, все меня, рабу Божью Алену, науме держать денно, ношно, полуношно. Тут моим словам — ключ дазамок. Замок — в роте, а ключ — в море. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Рябово, 1974 г.) - №620.[<<]

  52. ...(пропуск) вынимают из раба Божья Иоанна и кладут рабе БожьейАнне черную печень, кровь горячу, ретиво сердце, и кладут из рабы Божьей Анны в Ивана всю тоску, сухоту, чтобы раб Божий Иван без рабы Божьей Анны не мог ни жити, ни быти, ни питьем запивати, ни едой заедати, ни в гулянках загуливать, ни в играх заигрывать. Век по веку, отныне и до веку. Аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Монастырек, 1961 г.) - №626.[<<]

  53. Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, умоюся ключевой во-душкой, утруся белым полотенышком, отцом прощена, матерью благословлена, в чисто поле, в синее море. У синего моря стоит аспид каменный. У аспида каменного сидят две девы мати Марии. Пропускают оныручья не в реки, не в озёра, а в раба Божьего (имя). У его бы распалилилегкие ретивое сердце, печень и кровь горячую. Он бы не мог без рабыБожьей (имя) ни быть, ни жить, ни есть, ни пить, ни ночи ночевать, ничасу часовать. А сох бы он, болел в тоненький в осиновый листок. Казалась бы раба Божья (имя) милее белого света, краснее красного солнышка, любее отца с матерью. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Горка, 1963 г.) - №628.[<<]

  54. Выйду из дверей дверьми, из ворот воротами, стану на восточнуюсторону лбом. Катится туча темным-темна, грозным-грозна. Из этой тучивылетает стрела огненна. Куда стрела полетела? Куда похотела, туда иполетела. Лети стрела туда, куда я велю. Раскали, распали ревниво сердце Александра, чтобы не мог ни быть, ни жить без рабы Божьей Натальи. Ни часу часовать, ни минуты миновать. (Архангельская обл., Мезенский р-н, д. Жердь, 1975 г.) - №629.[<<]

  55. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избыдверьми, из сеней дверьми, из двора воротами, выйду в чисто поле, погляжу в праву сторону. В правой стороне идут три девицы, три отроковицы. Первая девица-отроковица несет березовое полено, вторая девица-отроковица несет трубу плоцецку, третья девица-отроковица несет огненное пламя. Я спрошу у трех девиц-отроковиц: «Куда пошли, три девицы-отроковицы?» — «Пошли за тридевять земель, за тридевять морей, втридевятое царство, к царю Давыду поджигать подсеки». Я помолюся ипоклонюся трем девицам, трем отроковицам: «Не ходите за тридевятьземель, за тридевять морей, в тридевятое царство к царю Давыду поджигать подсеки. Зайдите и подожгите там у раба Божьего (имя) алую кровьи ретивое сердце. Чтобы раб Божий (имя) без рабы Божьей (имя) не могни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни времени быть, ни в пиру сидеть, ни свету глядеть. Казался бы раб Божий (имя) рабе Божьей (имя) краснеесолнца красного, яснее свету белого, любче отца, матери, всего роду-племени». Этими же словами взад отворочу: В том же чистом полележит Латырь-камень. Я спрошу у Латырь-камня: «Давно ли лежишь, Латырь-камень? И долго ли будешь лежать?» — «Лежу я с (начала) светубелого и буду лежать до конца свету белого». Я помолюся и поклонюсяЛатырь-камню: «Укрепи мои верные слова». — «Укрепит твои верныеслова сам Господь Исус Христос». Во веки вечные, аминь. Можно наговаривать на чай или на соль. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Троица, 1963 г.) - №631.[<<]

  56. Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду я в чистое поле, вчистом поле три росстани. По одной росстани идут три девицы, три молодицы. У одной девицы лампа в руках, у другой девицы спички в руках, у третьей девицы кремень в руках. «Три девицы, три молодицы, далеко ли вы держите путь?» — «Мы держим путь в тридевятое царство, за тридевять земель». — «Три девицы, три молодицы, я вам возмолюся. Не ходите вы в тридевятое царство, за тридевять земель. Идите вы (в такое-то село), разжигайте раба Божья (имя), его ретивое сердце, чтобы раб Божий не мог ни жить, ни быть без рабы Божьей (имя), темной ноченьки спать, ни дня коротать, ни пить, ни есть, все бы думал, суховал». Во веки веков. Аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Подгорье, 1963 г.) - №632.[<<]

  57. Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, изворот в ворота, выйду я на крутое крыльцо. Спущусь по той частой лестнице, погляжу по матери по сырой земле, по синему облаку, там летитзлый, огнедышащий, палящий змий. Я спрошу у этого змея: — «Кудыполетел, змей палящий?» — «Я полетел за тридевять гор, за тридевятьземель, в тридесятое царство к мужику зажигать белодубова костра». — «Я обо всем тебя змей попрошу: не летай к мужику зажигать белодубовакостра, залети лучше в раба Божия и разожги, распали ретиво сердце, черную печень, горячую кровь и всю стать человеческую, чтоб не мограб Божий (имя) ни жить, ни быть без рабы Божьей (имя) — ни пить, ниесть, ни спать; постоянно чтоб была на уме и на разуме, и каждый час, икаждое мгновение». Моим словам — ключ и замок. Аминь. Три разасказать на пищу, на молоко или вино, но чтобы он не знал. Когда говоришь, чтобы он ногу на ногу не клал. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Йоктуша, 1963 г.) - №633.[<<]

  58. Раба Божия Анисия вышла из парной бани въ чисто поле. В чистомъполи летит лютой змей. Лютой змей, слетай к моему суженому, ожги егои обожги его, чтобы онъ не могъ не жить не быть не часу часовать неминуты миновать объ рабы Божией Анисий. (Архангельская обл., Холмогорский р-н, д. Болото, 1969 г.) - №634. [<<]

  59. Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в двери, из дверей в ворота, выйду в чисто поле. В чистом поле стоит дуб зеленый, подэтим дубом змей лежит летучий. «Змей летучий, куда полетишь?» — «В леса дремучи». — «Не летай в леса дремучи, а лети к рабу Ивану, кему в печенку, к ему в селезенку, чтобы он не мог ни жить, ни быть безрабы Марьи, ни дни дневать, ни ночи ночевать, ни минуты коротать». Намои на хитрые, на мудрые слова — ключ, замок положить. Ключ — в роте, замок — в море. Аминь. Наговорить на пиво или на вино и тут же напоить, не перенося через порог, чтобы человек не знал. (Архангельская обл., Пинежский р-н, д. Шотогорка, 1971 г.) - №635.[<<]

  60. Стану я, раба Божья Павла, благословясь, пойду, перекрестясь, изизбы дверями, из сеней воротами, выйду в чисто поле. В чистом полелетят серые гуси. Я спрошу: «Куда вы летите, серые гуси?» — «Летиммы каменны горы ломать, серого камня розжигать». — «Не ломайте ка-менны горы, не розжигайте серого камня. Розожгите у раба БожьегоИвана ретивое сердце, чтобы он без рабы Божьей Павлы не мог ни дняденовать, ни темной ночки спать, чтобы днем в хлебе вспоминать, а ночью — в мягкой постели». Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Надо поговорить на еду и дать тому, кого хочешь присушить. (Архангельская обл., Холмогорский р-н, д. Усть-Мехреньга, 1969 г.) - №636.[<<]

  61. Стану я, раба Божья (имя), надевать платок. Прилети, соколок, принеси мне, рабе Божьей (имя), красоты, белизны и любезны, белое тело, черные брови, подколенные тонкие жилы. От 39 девиц и от 39 молодиц, и от 39 молодцов. Надо сказать, когда платочек надеваешь, на вечерку идешь. (Архангельская обл., Красноборский р-н,д. Обросовская, 1967 г.) - №643.[<<]

  62. Под порог постели свой поясок. Он пройдет в избу, ты завяжитри узелка: Как узелочков не развязать, так и нам с тобой не расстаться никогда.(Архангельская обл., Красноборский р-н,д. Обросовская, 1967 г.) - №648.[<<]

  63. Как без свету, без белого, много ли проживешь, так бы и он безменя не прожил. И напоить парня пивом или водой. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Слудка, 1974 г.) - №652.[<<]

  64. Нужно положить фотографию того, кого хочешь присушить, ничком на стол, прижать ее крепко рукой и три раза сказать: Как я тебя, раба Божьего (имя), крепко прижимаю, так пусть и любовь тебя так же крепко прижмет. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Кочнева Гора, 1974 г.) - №653.[<<]

  65. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит бела березка, на эту белу березку повешу бело полотенце. Как это полотенце горит и сохнет от красного солнышка, так бы и раб Божий (имя) болел и «ох по рабе Божьей (имя) — не мог бы он ни быть, ни жить, ни дней ночевать, ни часу часовать, ни темной ночи просыпать. По рабе Божьей (имя) стал бы тосковать. Глядел бы в бело лицо, очи ясные, брови черные. Моим словам — ключ и замок. Аминь. Когда он будет в избе, войти, на носовик наговорить, обтереться им и, чтобы как вошла в дом, он на тебя взглянул. (Архангельская обл., Плесецкий р-н, д. Басино, 1964 г.) - №654.[<<]

  66. Нужно выйти на утренней или на вечерней заре на улицу и сказатьтри раза: Стою, благословясь, иду, перекрестясь, раба Божья Наталья изворот в ворота на красное крыльцо. Отпускаю слова по ветру. Сдувайте, ветра, разносите, вихра, по всем деревням, по всем волостям моему суженому, моему ряженому (имя) на ретивое сердце. Как не может житьбез белого тела, без ретивого сердца, без семьдесят семь жил, без семьдесят семь суставов, без правой руки, без правой ноги, не может ни жи-ти, ни быта, так и без меня, рабы Божьей Натальи. Будьте, мои слова, крепки, лепки во веки веков. Аминь! Ключи — в вороте, замки — в море. Кто ключи найдет, тот молитву отопрет. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Кочнева Гора, 1974 г.) - №655.[<<]

  67. Пойду раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из ворот вворота, выйду я в чистое поле. В чистом поле стоит огненный столб. Он на семидесяти крючках, на семидесяти петельках. На этом столбе варят соль-матушку кормилицу. Без этой соли никто не может ни жить и ни быть: ни князь, ни княгиня, ни царь, ни царица, ни красная девица. Без меня, раба Божьего, не могут ни жить и ни быть, ни дня дневать, ни ночи ночевать, днем по солнышку, ночью по месяцу, по чистым, по мелким звездушкам, отныне до веку веков. Аминь, аминь, аминь. Присушка наговаривается на соль, которую растирают под подмышками, везде, где пот есть, а потом кладут в пищу. А эту пищу дают тому, кого хотят присушить. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №657.[<<]

  68. Наговаривают на сахар и пьют в чае. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из ворот в ворота, пойду я в чистое поле, найду траву-сушеницу. Как эта трава сохнет, так и раб Божий (имя) другот дружки сохни, не моги ни пить, ни есть, ни ночи спать, ни дня коротать, ни по месяцу, ни по солнышку и ни по ярким и мелким звездочкам… Еще какие-то два слова забыла. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, Коневский сельсовет, 1963 г.) - №658.[<<]

  69. Стану я, раба Божия (имя), благословясь, пойду перекрестясь, на восток и на восточну сторону. На востоке, на восточной стороне в синем небе белы облака, и как облако с облаком сходится, в охапке держатся, так же раб Божий (имя) с (имя). (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Шепичево, 1969 г.) - №659.[<<]

  70. Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей вдвери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле, там встречу мертвоетело и спрошу: «Не болит ли тело, не ломают ли костей?». Это мертвоетело не может жить без земли, а рыба — без воды. Так и рабы БожиеИван да Анна не можут жить друг без друга. Аминь. (Архангельская обл., Приозерный р-н, д. Бутино, 1962 г.) - №661.[<<]

  71. Встану я, раба Божья Домна, благословясь, выйду, перекрестясь, издверей в двери, из сеней в сени, из ворот воротами. Выйду в чистое поле, в чистом поле бежит быстрая река. В этой быстрой реке лежит Матырь-камень, под этим Матырем-камнем лежат два червячка. Коль они тонёшеньки, у их головы чернёшеньки. Коль им тошно, коль им горько под этим камнем лежать, так бы тошно, так бы горько было бы рабу Божьему (имя) без рабы Божьей (имя). Не мог бы он ни дня дневать, ни ночи ночевать, ни часу часовать, всё бы сох и болел день при беседе, ночь при постеле, день при красном солнышке, ночь при ясном месяце, по утренней заре, по вечерней заре. Всё бы сох и болел, не спил, не съел раб Божий (имя) без рабы Божьей (имя). Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Три раза. Можно наговорить на вино, на табак. Или сходишь в баньку, вытри тряпочкой под мышками и обмочи в вине, чтобы он не видел. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Глотово, 1965 г.) - №662.[<<]

  72. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле латыревый камень. Под латыревым камнем два червочка, тонки-тонешеныш, с головы черне-чернешеньки. Коль им не тошно, коль им не горько! Так же и раб Божий (имя), он не мог ни жить ни быть, ни днем дневать, ни ночи ночевать, сох и болел ночью во постеле, и днем при красном солнышке. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сказать три раза на вино, на соль, на еду. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Троица, 1963 г.) - №663.[<<]

  73. Как я, раба Божья (имя), в глазах, так и на сердце. Чтобы приворожить парня, нужно взглянуть в глаза парню, увидев там самого себя, и сказать про себя. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Тундей, 1973 г.) - №664.[<<]

  74. Берешь за руку и говоришь: Я не за руку беру, за ретиво сердце. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Замятино, 1974 г.) - №665.[<<]

  75. Чтобы выйти замуж за парня, за которого хочешь, нужно взятьего за руку и сказать: Ты меня за руку, я тебя за руку, не за руку беру, за ретиво сердцо, не за руку беру, за жильную кровь. (Архангельская обл., Красноборский р-н, с. Цивозерский Погост, 1967 г.) - №666.[<<]

  76. Ты берешь меня за руку, а я тебя за горячее серьцо, за ретивое серьцо, за горячую кровь. (Архангельская обл., Холмогорский р-н, д. Болото, 1969 г.) - №667.[<<]

  77. Кровь моя, любовь твоя, люби меня, как сам себя. Когда целуешь, скажи, он и будет любить тебя. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усть-Кожа, 1965 г.) - №668. [<<]

  78. Когда танцуешь с парнем, думай про себя: Ты мне смотришь вглаза, а я тебе лезу в сердце. Три раза. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Нылога, 1974 г.) - №669.[<<]

  79. В танце, парню, чтобы присушить: Как ты меня, раб Иван, за руку, так я тебя за сердце. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Ялино, 1974 г.) - №670.[<<]

  80. Когда танцуешь с парнем, думай про себя: Как ты меня берешь за руку, так я тебя — за сердце. Три раза. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Нылога, 1974 г.) - №671.[<<]

  81. Гуляючи, взять следу с правой ноги незаметно, принести его домой, бросить в печку и сказать: Как след тает, так и раб Божий Сергей обо мне тает. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Тундей, 1973 г.) - №673.[<<]

  82. След человека. Вынуть землю из трех следов правой ноги да бросить в печь. Как этот след сохнет и чахнет, так бы и раб Божий (имя) сохи от рабы Божьей (имя). (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Наволоцкая, 1967 г.) - №675.[<<]

  83. Без шагу, без следу, без малого свету не могут ни жить, ни быть, так без меня, без рабы Божьей (имя), раб Божий (имя) не мог ни жить, ни быть, ни дня дневать и ни часа часовать. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Заостровье, 1974 г.) - №676.[<<]

  84. Нужно идти след в след за тем, кого хочешь присушить. Из-под правой ноги в девятый след нужно взять горстку земли, положить ее на печку и три раза сказать: Как не может без следу ни жити, ни быти, так и без меня, рабы Божьей Натальи, не мог бы ни жити, ни быти. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Кочнева Гора, 1974 г.) - №677.[<<]

  85. Нужно обвязать указательный палец ниткой и туго стянуть. Затем уколоть иголкой под ноготь и выпустить три капли крови. Потом три раза сказать: Как без крови не может ни жити, ни быти, так ибез меня, рабы Божьей Натальи, не мог бы ни жити, ни быти. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Кочнева Гора, 1974 г.) - №679.[<<]

  86. Кровь моя, войди в тебя, люби меня как себя. Три раза сказать. Взять из своего пальца кровь, разрезав его ножичком. Капнуть в стакан с вином, дать выпить тому, кого хочешь присушить. (Архангельская обл., Мезенский р-н, с. Лампожня, 1975 г.) - №680.[<<]

  87. Взять ногтя с правой руки, с указательного пальца своего. Мелкомелко истолочь и подать в чем-либо (но только не в горячем) и сказать: Как я, раба Божья (имя), без ногтя жить не могу, так и Сергейжить без меня не заможет. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Тундей, 1973 г.) - №681.[<<]

  88. Гуляючи или танцуючи с Сережей, взять его поту на свой носовой платок незаметным образом, принести домой, повесить куда-либо и сказать: Как пот сохнет, так и раб Божий Сергей обо мне сохни. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Тундей, 1973 г.) - №683.[<<]

  89. Если парень не любит, собирают пот, подливают парню в вино или водку, приговаривают: Как пот на мне сох, так раб Божий Иван об Ольге бы сох телом, делом, крепостью, яростью, ретивым сердцем, легким(и?), печенью, кровью горячею. Аминь. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Ялино, 1974 г.) - №689.[<<]

  90. Кровь моя, любовь твоя, люби меня, как сам себя любишь, свою душу почитаешь. Червь не может жить без земли, рыба — без воды, человек — без хлеба, без соли, без платья, без креста. Так же бы и ты, раб Божий (имя), не мог бы жить без меня, рабы Божьей (имя), ни дню дневать, ни часу часовать. Сох бы, болел бы, огнем горел бы. Казалась бы я, раба Божья (имя), краше солнышка красного, светлее света белого, милее отца и матери. Будьте, мои слова, крепче ножа крепкого, булатного. Ключ — в море, замок — в роте. Наговаривать на пищу надо. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усолье, 1964 и 1965 гг.) - №693.[<<]

  91. Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в избу, из дверей в двери. Пойду-выйду в чистое поле, в том чистом поле стоит столб, под тем столбом есть Щур. Как этот червь не может быть без земли, так раб Божий Никодрим не может быть без рабы Божьей Пелагеи. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На Петров и на Иванов день вырвать столб, из-под этого столба взять землю и бросить парню в лицо или напоить его этой землей. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усолье, 1964 и 1965 гг.) - №694.[<<]

  92. Подруби рабу Божью Ивану у рук жильё, у ног друговьё, у рук(глаз?) — зрение, у ушей — слышание, чтобы не мог без меня нижить, ни быть, ни есть, ни пить, ни дня беловать, ни часов часовать, чтоб днем на уме вертелась я, ночью во снах ему гляделась бы. Ключ, замок. Аминь. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усолье, 1964 и 1965 гг.) - №695.[<<]

  93. Сох бы он, тосковал, день думал, ночь во сие видал, все думал, глядел, пивом не запивал, ничем не заедал, в бане не запаривал, никогда не забывал. Говорить на утренней заре, на солнце, три раза подряд. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Выползово, 1974 г.) - №696.[<<]

  94. Взять воду из трех колодцев на заре утренней, полдневой, вечерней. И тал — три дня. Все воды слить. Получится всего девять вод. Дать тому, кого хочешь присушить, или выпить этой воды, илиумыться. Утром встать, ни слова не говорить, три раза дохнуть ипотом проговорить: Как нельзя не дышать, так бы рабу Божьему (имя)не жить без меня, рабы Божьей (имя), как три воды не разделить, так ине разделить бы его, раба Божьего (имя) и меня, рабу Божью (имя). (Архангельская обл., Котласский р-н, пос. Харитоново, 1974 г.) - №697.[<<]

  95. Как эта плоть от меня не отходит (руку почесать), так бы раб Божий (имя) меня, рабицу Божию (имя), любил, жалел, от меня не отходил, по мне бы сох-иссыхал, чах-исчахал об рабе Божией (имя). Аминь. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Шепичево, 1969 г.) - №698.[<<]

  96. Наговаривается на полотенце, которым тот, кого хочет присушить, перед вечеринкой утирается, по направлению солнышка. Повторяется присушка три раза — ив уме. Тогда та или того, кого хотятприсушить, будет все гулянье смотреть только на хотящего: Без тогоне может ни жить и ни быть раб Божий (или: раба Божия) ни дня дневать, ни ночи ночевать. Днем по солнышку, ночью по месяцу, по частымзвездушкам, отныне до веку веков. Аминь, аминь, аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №699.[<<]

  97. Как раб Божий Василий не мог без дыхания ни жить, ни быть, ни днем при солнце, ни ночью при месяце, так бы раб Божий Василий держал рабу Божью Клавдию в ретивом сердце, буйной голове днем при солнце, ночью при месяце. (Архангельская обл., Мезенский р-н, с. Лампожня, 1975 г.) - №700.[<<]

  98. Баня пара, бело тело, красно мясо, горяча кровь! Разойдитеся, разодвиньтеся по всему белому свету. Где мой суженый, где мой ряженый — не мог он жить ни день, ни ночь, день он жил — на уме держал, ночь бы онспал — во сне видал, а утром вставал — с ума не шла раба Божия Мария. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Урдома, 1973 г.) - №701.[<<]

  99. Как раб Божий (имя) не может жить без хлеба, без соли, без креста, без пояса, без белой рубашки, без телесной нужды, так же без рабы Божьей (имя) не мог бы он ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни день дневать, ни ночь ночевать, ни думу думать, ни с солью кушать. Ключ, замок, аминь! (Архангельская обл., Пинежский р-н, с. Березник, 1971 г.) - №702.[<<]

  100. Щуку изловлю, прямо сердце замолю. Эта щука без воды не может жить, так парень не мог бы без девушки жить: ночью — во сне, днем — на уме. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Волыново, 1969 г.) - №704.[<<]

  101. Выйду я в чистое поле, там стоит баенка, в этой баенке грядочка, наэтой грядочке три вьюнка черненьки, головушки тоненыси, вьются-увиваются, с тоски помирают. Так бы (имя) по (имя) век чтобы увивался, с тоски помирал, не мог бы он хлебом заесть, водой запить, в бане бы недомылся, парным веником бы не захлестался, не нужны (имя) ни мать, ни отец, ни сестры, ни братья, сказалась бы я любяя красного солнышка, любяя светлого месяца, любяя всех православных. Нашептать на вино. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Пожары, 1963 г.) - №707.[<<]

  102. Утренняя заря Мария, вечерняя Марианна, сходите высоко, видите далеко! Унесите двенадцать слов могущих, двенадцать слов горющих моему милому (имя) в ретивое сердце, в черную печень, в горячую кровь, в подколенные жилы. Где бы он ни был, вы его зажгите и запалите со всех четырех сторон. Сколько он может жить и быть без хлеба, без соли, и столько без меня, рабы Божьей (имя). Всем моим словами — ключ и замок. Ключ — в море, замок — в роте. Ключика не нахаживати, и замочка не отпирывати. и меня, рабу Божью (имя), не забывати. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Демиха, 1974 г.) - №708. [<<]

  103. Солнышко ты, солнышко, проведенное (праведное?), красное солнышко Г Сушишь ты, крушишь леса дремучи, болота зыбучи, мать сыруземлю. Так же, красно солнышко, суши и круши (имя) ретивое сердцеобо мне, рабе Божьей (имя), чтоб не мог он жить без меня, рабы Божьей(имя), ни дня, ни ночи, ни утро, ни вечер; день ходил — на уме держал, ночь спал — во сне видел, на руку клал, другой обнимал, к сердцу прижимал, своей называл, свататься звал.(Архангельская обл., Котласский р-н, д. Пряновская, 1974 г.) - №709. [<<]

  104. По ветру сказать: Дай нам, Боже, дров сеченых, в печи кирпичны. И как маленьки ребятки в той печи парются-моются (да плюнь передсобою), как эта печка сохнет-ноет, нам кости ломит (да ишшо плюнь), так бы раб Божий (имя) по рабице Божией (имя) сох-иссыхал, не мог быни жить ни быть, ни часу часовать, ни ночи ночевать. Аминь.(Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Шепичево, 1969 г.) - №710.[<<]

  105. Дым, дым бравый, дым кудрявый! Поди ты, дым, по всем городам, по всем зелены' м лугам, в сердце, в печи, в кровь его горёчу ивсякие прихоти. И чтоб тот раб Божий Александр от рабы БожиейЕлены не мог ни жить, ни быть, ни дня дневать, ни часу часовать, ниночи спать. Аминь. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Шепичево, 1969 г.) - №711.[<<]

  106. Маревьяна-заря, Марья-заря и Наталья-заря. Маревьяна вынимаетиз меня хоти-плоти, горячей крови — из ясных очей, и из черных бровей, из ретивого сердца, из ходячей жилы, от лесу посеченного. Траваподкошенная, жниво поджаное сохнет-вянет во всяк час, во всяк день намолоду, ветоху, перекрой месяца. Как раб Божий (имя) не может житьбез хлеба, без соли, без третьей — святой воды, без рабы Божьей (имя)не может ни жить, ни быть и ни пить, ни есть, ни дни коротать, ни часычасовать, ни минуты миновать. Держал бы весь день на уме, а ночистхап(ась) во сне. Пойдите, мои слова, выше лесу стоячего, ниже облакаходячего, пролетите, мои слова, возьмите его изо мшёной избы — в баню идет, из бани пойдет — на парное тело. Дуньте ему в рот, в горячее сердце. Чего не договорила, впредь пойди. Чего переговорила, назад отступи. Будьте, мои слова, крепки, лепки. Все отныне и до веку вечные. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, д. Запольки, 1969 г.) - №712.[<<]

  107. Утренняя заря Розия, вечерняя Мария! Как без утренней зари солнце не всходит, без вечерней — не вечеряет, так бы раб Божий без меняне мог ни жить, ни быть, обо мне бы все сох, тосковал, смотрел, глядел, глаз не сводил, ничем не занимал, все меня, рабу Божью, на уме держал. Полетайте к нему, мои слова, как горячая стрела, прострелите ему белуюгрудь, черную печень, легкое, сердце, кровь горячую, вострые глаза, голову, мозга. Будьте, мои слова, крепки и лепки, отныне и до веку, ихветром не сдует и водой не снесет. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Выползово, 1974 г.) - №713.[<<]

  108. Дым, ты мой дым, белый ты дым, кудрявый ты дым, извивайся на все четыре стороны. Со всех четырех сторон приведи ты ко мне раба Божьего (имя). Не мог бы он без меня ни жить, ни быть, ни дня дневать, ни часа часовать, и была бы у него на сердце скука и дума, печаль, тоска-кручина, тоска тоскучая, тоска горючая, тоска суховая, тоска горевая, тоска вековая. Век по веку, отныне и до веку и все бы его сердце рвало и щипало, тлело и горело, ныло и болело, таяло, дурело обо мне, рабе Божьей (имя). (Архангельская обл., Котласский р-н, г. Сольвычегодск, 1974 г.) - №714.[<<]

  109. Утренняя заря Мария, вечерняя Марианна, сходите высоко, видите далеко. Унесите двенадцать слов могущих, двенадцать слов горющих моему милому (имя) — в ретивое сердце, в черную печень, в горячую кровь, в подколенные жилы. Где бы он ни был — вы его зажгите и запалите со всех четырех сторон. Сколько он может жить и быть без хлеба, без соли, и столько без меня, рабы Божьей (имя). Всем моим словам — ключ и замок. Ключ — в море, замок — в роте. Ключика не нахаживати и замочка не отпирывати, и меня, рабу Божью (имя), не забывати. (Архангельская обл., Вилегодский р-н, д. Демиха, 1974 г.) - №718. [<<]

  110. Наговаривают на суп, вино. Стану, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в двери, из ворот в ворота, пойду в чистое поле. В чистом поле есть доска, на доске — тоска, тоска тоску тоскует, сухота сухоту сухотует, так и раб Божий Николай по рабе Божьей Дарье тоску тоскует, сухоту сухотует, не смеет ни с кем слова говорить, никуда сходить, кроме Дарьи. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Кушерека, 1965 г.) - №719.[<<]

  111. Встану я, раба Божья, благословясь, перекрестясь, из дверей дверями, из сеней сенями, из ворот воротами. Выйду я в чистое поле. В чистом поле стоит окиян-остров, у окияна-острова стоит баня, на бане — доска, на доске — тоска. Тоска тоску тоскует, сухота сухоту сухотует. Так же бы тосковал раб Божий (имя) по рабе Божьей (имя). Эту тоску, эту сухоту ни сном бы заспать, ни хлебом-солью заесть, ни водой бы запить. Всё тосковал, сухотовел бы по рабе Божьей (имя). Аминь, по веку. Три раза. На кусок наговорить, плюнуть, а потом в суп или воду бросить. (Архангельская обл., Онежский р-н, д. Усть-Кожа, 1965 г.) - №722.[<<]

  112. Сначала надо надеть старую рубаху и носить ее три дня не снимая. Потом истопить баню, налить в таз воды и встать в него в одной рубахе. Воды в таз не подливать. Разорвать рубаху спереди и скинуть ее в таз. На ней мыться. Воду из таза потом выпить на росстань. А рубаху отнести к реке, три раза опускать в воду и каждый раз говорить: Река-матушка, вода проточная, мою рубашку приняла и унесла, так раб Божий, суженой, ряженой, забрал меня из девушек (имя), увез с собой за поля, за высокие горы, за глубокие моря, за широкие реки, за большие дороги. Солнце на месте не стоит, идет и движется, замков не надевают на него, ключей не собирают. Так же бы раба Божия суженого никто бы не запер, никто не воротил от (имя) рабы Божьей. Век по веку отныне и до веку. После этого рубашку отпустить. Если она утонет сразу — в этом году замуж идти. Если нет — не скоро замуж. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Бердяиха, 1974 г.) - №731.[<<]

  113. В Великой Четверг, перед Пасхой, перед утром поране пецку затопишь — и самый первый дым пойдет, надо вопить: Раб Божий (имя), не мог бы ты без меня ни жить, ни быть, ни дней дневать, ни минуты минутовать. (Архангельская обл., Лешуконский р-н, д. Ценогора, 1976 г.) - №749.[<<]

  114. Как встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду я в чистое поле, в чистом поле — океян-море. Как мать-сыра земля не может жить без дождя, сохнет и щелится, так и раб Божий Иван не мог жить без рабы Божьей Татьяны, сох и щелился. Как быстрая река не может жить без крутых берегов, так бы раб Божий Иван не смог бы жить без рабы Божьей Татьяны. Как младень не может жить без материной груди, плачет и скучает, так раб Божий Иван не может быть без рабы Божьей Татьяны. (Архангельская обл., Приозерный р-н, д. Конево, 1962 г.) - №796.[<<]

  115. Когда любимый человек спит, надо ему дохнуть в рот в то время, как он вдыхает, и про себя произнести слова (чтобы их не слышно было): Твоя дыхота — моя пыхота. Пыхота моя, войди в тебя и ты, раб Божий(имя), что в меня. Отныне и до века. И без пыхоты, без дыхоты, безо сну, без хлеба, без воздуха, без дум никто не может ни жить, ни быть, так же бы и раб Божий (имя) не мог бы ни быть, ни нощно, ни полунощно, ни минутошно. День ходил — на уме держал, ночку спал — во сне видел, на руку клал, другой обнимал, к сердцу прижимал, в уста целовал, своей называл. Отныне и до века и многие лета. Аминь. (Архангельская обл., Котласский р-н, д. Пряновская, 1974 г.) - №809.[<<]

  116. Как рыба не может жить без воды, так не могла бы жить раба Божья без раба Божьего, ни дня дневать, ни ночи ночевать. Днем по солнышку, ночью по частым мелким звездочкам, отныне по веку веков. Аминь, аминь, аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №811.[<<]

  117. Как не может младенец жить без материнской титьки, так бы не могла раба Божья жить без раба Божьего, ни дня дневать, ни ночи ночевать. Днем по солнышку, ночью по частым мелким звездочкам, отныне до веку веков. Аминь, аминь, аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №812.[<<]

  118. Как не может жить мертвое тело без земли, так бы не могла жить раба Божья без раба Божьего, ни дня дневать, ни ночи ночевать. Днем по солнышку, ночью по частым мелким звездочкам, отныне до веку веков. Аминь, аминь, аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №813.[<<]

  119. Вечерняя ты заря-зарница, ходишь ты высоко, видишь ты далеко, где мой суженый, где мой ряженый, где мой законный, где мой венчальный, где он ходит и где он гуляет, где он пьет, где он ест, и тут его возьмите и доймите, сзади подстяжите, спереди подстелите, в ретивое сердце, в черную печень, в горячую кровь, в ясные очи, в черные брови и в подколенные жилы. И снимите с меня, с рабы Божьей Ольги, тоску тоскливую, сухоту сухотливую, печальную кручину, положите и разложите ему в ретивое сердце, в черную печень, в горячую кровь, в ясные очи, в черные брови и в подколенные жилы. И не мог бы он без меня, без рабы Божией, не жить и не быть, и не думушки думать, и совету советовать, и любови любовать. И на белый день хлебом бы не заедал, чаем бы не запивал, и проклятым табаком не закуривал, и на темную ночь сном не засыпал. Я, раба Божья, Ольга все была бы на уме и на разуме. (Архангельская обл., Красноборский р-н, д. Кузнечиха(Сеньковская), 1967 г.) - №814.[<<]

  120. Для этого отбирается у мужа пояс. И слова наговариваются на все подряд: на водку, на сахар, на яйца и проч. А потом наговоренное едят вместе. Пойду раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. Там стоит сух дуб-древо, а на нем сидит черная птица ворон. Вьет шелковые нити крепко и плотно, так бы свивало с рабой Божьей раба Божьего крепко и плотно. Отныне по веку веков. Аминь, аминь, аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Плесо, 1963 г.) - №819.[<<]

  121. В печку поставить чугунок — пусть он кипит. Кипящим девять раз выставлять и вылить на заре. Девять раз надо выставлять и опять ставить, приговаривая: Чугунок горит, водушка кипит, кипит там ретивое сердце, алая кровь, горячая печень. У раба Божьего Ивана по рабе Божьей Катерине, чтобы он не мог ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, сухотовал и соболезновал по той рабе утром рано, вечером поздно, завсегда. Ныне по веку. Отныне до веку. Аминь. Девять раз на заре в дужку между дорогами вылить, тогда отступится. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Марковская, 1963 г.) - №831.[<<]

  122. Чтобы присушить к себе молодца по сердцу, девица каждое утро есть кусочек хлеба и вспоминает имя того, кого присушает. При умывании говорит: «Вода, водица, умой девицу не для хитрости, не для мудрости – богосуженому для тоски». При утирании полотенцем, ставши лицом на восток: «Встала, р.б., благословясь, умылась чистой водой, освежилась белым светом, осветилась красным солнцем, нарумянилась алой зарей. Как без солнца не может белый свет стоять, без света не могут добры люди жить, так бы и не мог на сем свете без меня жить богосуженый. Как без воды не может жить никто, так бы и богосуженый не мог жить без меня. Помнил бы меня каждый день и каждый час, казалась бы я ему белее света белого, алее зари румянной, краше солнца красного». Выходя из бани, правой ногой стоит за порогом на земле, держа левую на пороге, и говорит: «Я девица брава, стою на ноге правой, головой шатну, тоску пущу по всему свету, своему богосуженому в сердце и душу. Не мог он без р.б. меня ни дня дневать, ни часу часовать». (№76, С.673).[<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  123. Три раза в году – в Пасху, Ноый год и Рождество Христово – во время благовеста к обедне девица расчесывает волосы, говоря: «Как праздники эти слышны по всему свету, и все люди радуются этим праздникам, так бы обрадовался мой богосуженый, когда увидит меня, р. б., на гульбище и игрище. Как этот звон слышен всем прав. хр., так бы слышал и он про меня, р. б., на всех путях и дорогах. Для этого я разчесываю буйную голову, русую косу, пропускаю по всему миру славу хорошу». (№76, С.673).[<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  124. Заговор присушит к себе человека. «Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, заячьей тропою, мышьей норою, за тридевять земель, в тридесятое царство. В за-тридевяти землях, в тридесятом царстве тридесять колотовщиков, тридесять молотовщиков и тридесять дульщиков (дуло — ствол ружья) жгут, колют тир (?) булатное железо на жаровне — огне, на горячем уголье. «Ай же, вы, тридесять колотовщиков, тридесять молотовщиков и тридесять дульщиков! Не жгите, не калите тир-булатное железо на жаровне-огне, на горячем уголье, а разожгите, раскалите у раба Божия (или рабы Божией) NN хоти да плоти, чтобы он раб Божий (такой-то), или раба Божия (такая-то) — не мог (не могла) без рабы Божией (раба Божьего) NN ни жити, ни быти, ни яствам(и) ни отъесться, ни питьям(и) отпиться, ни в парной баенки отпариться, ни колдуном, ни колдуньей отколдоваться на век свой без отрыжки». Заговор этот нужно прочитать трижды и после каждого раза плюнуть на наговариваемый предмет (что-нибудь съестное) через левое плечо, потом скормить той особе, которую хочет к себе присушить, т. е. заставить поневоле полюбить. (№ 39. С. 411).[<<]

  125. Заговор — спустить «сухоту» по ветру. «Стану я благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле виют двенадцать ветров, тринадцатый вехорь (вихрь). Спрошу я у двенадцати ветров, у тринадцатого вехоря: «куды виете, куды путь держите?» Отвечают двенадцать ветров, тринадцатый вехорь: «идем мы в малуруссийскую землю — рек и болот подсушать, тёмные лесы(а) погублять». Скажу я двенадцати ветрам, тринадцатому вехорю: «не ходите в малуруссийскую землю рек и болот подсушать, тёмных лесов погублять, а подьте, снесите рабу Божию (рабе Божией) NN в сердце — тоску, в плоть — сухоту, в суставы — юность: чтоб он (она) сушился(ась) и крутился(ась), не мог(ла) бы ни водой отмыться, ни мольбой отмолиться, ни крестом откреститься. Аминь». Подобно предыдущему, заговор этот, как видно из содержания, имеет целию тоже заставить любить против желания. «Спустить сухоту», значит, сделать так, чтобы избранный предмет «сох» по тебе, сильно любил. По «ветру же спустить» — подметить такой ветер, который дует в ту сторону, где живет интересующая тебя особа, и чтобы она была на открытом воздухе, и, став лицом в ту сторону (по ветру), говорить вышеприведенные слова. Слова эти, снесенные ветром, коль скоро попадут на того, кого приговаривают, то он волей-неволей непременно должен залюбить. (№ 39. С. 411).[<<]

  126. Заговоры второй категории (присушения). «Стану на сток (восток) хребтом, на запад лицом и помолюсь, покорюсь самому сатане. Помогите и пособите мне врага одолеть, рабе божьей помогите, помогите, пособите присушить раба божьего (имя). Налетело тридцать три тьмы (стаи) и три тысячи дьяволов и окружили этого парня и одолели и присушили с великой сухотой и великой напастью. Будьте мои словеса крепки и емки. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». (№ 1. С. 15).[<<]

  127. «Выйду раба божья (имя) в сени, потом на чисто поле и помолюсь Пресвятой Богородице и погляжу во все четыре стороны и помолюсь самому Господу: Господи, Господи и Мать Пресвята Богородица. И попрошу: потяните, ветры буйные, и разнесите мою тоску кручину со белого тела, со ретивого сердца и ясных очей. Нанесите мою тоску-кручину на раба божьего (имя) во ясные очи, черные брови и на белое лицо, на ретивое сердце. Чтобы на денную печаль и на ночную тоску и чтобы не мог ни есть, ни спать и все думал бы о рабе божьей и чтобы все ходил и клыктал, как белый лебедь, и думал о рабе божьей. Будьте мои словеса и т. д.». (№ 1. С. 15).[<<]

  128. «Два раза проклят, проклят враг супостат, послужи мне на вечерней заре, в злые часы, минуты и секунды, чтобы раб божий (имя) не мог ни есть, ни пить, ни спать, ни гулять без рабы божьей (имя). Звери полевые, ходите и гуляйте по чистому полю. По черной книжке, по седьмой строке я даю тебе жертву, раба божья (имя) из трех морей из трех океанов. По восьмой строке, по черной книжке, даю тебе заповедь, по двадцать пятой строке, храни и береги. Если потеряешь – сойдешь с ума и попадешь прямо за тридевять морей в тридесятое царство, которому я служу и верую, когда снимаю крест и пояс. Прошу вас, помогайте моей младшей сестре (имя) насчет засухи и присухи, чтобы раб божий (имя) тосковал и бедовал по ней. Будьте мои словеса крепки и емки. Во имя и т. д.». (№ 1. С. 15).[<<]

  129. "На воду синила, на меня белила, чистому сердцу чистота, на меня, на рабу Божью (имя), красота. На его, на раба Божия на Владимира, сухота. Зрел бы, горел бы, смотрел бы, глядел бы, глаз не сносил, очей не сводил, в питье не запивал, во сне не забывал, все бы думал обо мне, об рабе Божьей Нине, гадал. Чтобы казалась я ему всех на свете басяе, всех и хорошае, из девиц девица, из молодиц молодица, из красавиц красавица. Будьте мои слова крепки, лепки. Аминь" (3 раза).[<<]

  130. Он посидит на том месте, и ты садись на то место. Как потом встал с места, садись, если он тебе гленется: "Как без места не может он жить, так и без меня не мог бы не жить и не быть. Будьте мои слова крепки, лепки. Аминь".[<<]

  131. Печку затопляешь: "Дым тягучий, едучий, жги, пали у раба Божьего Николая ретивое сердце, черную печень, горячую кровь, чтоб ему не пилось, не елось, на рабу Божью Марию глядеть хотелось. На работе чтобы не задерживался, с товарищами не засиживался, с подружками не заговаривался, а бежал к рабе Божьей (имя)".[<<]

  132. Зажечь спичку и говорить на горящую: "Как спичка-серянка [вар.: сигарка] горит и сохнет, так бы девушка горела и сохла обо мне, рабе Божьем Александре".[<<]

  133. Сидите как вместе, обедать что ли, так скажешь: "Гляди на меня глазами, а на меня красота, а на тебя сухота, сохни обо мне, раб Божий (имя) [3 раза проговори]. Будьте мои слова крепки, лепки, отныне до веку. Аминь".[<<]

  134. [Слова присушать девицу]. Говорить в питье и пищу: Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану, раб божей, благословесь, пойду перекрестесь, выйду в чистое поле, в широкое раздолье; на встречу мне середи чистого поля и широкого раздолья семдесят буйных ветров и семдесят вихоров и семдесят ветрович и семьдесят вихорович. Пошли они на святую Русь зеленого лесу ломать и на пол из корени вон воротить и пещеры каменные розжигать. И тут я, раб божей (имя рек), помолюсь им и поклонюсь: о, вы есть 70 буйных ветров и 70 вихоров и 70 ветрович и 70 вихорович, не ходите вы на святую Русь зеленого лесу ломать, из корени вон воротить и пещеры каменные розжигать, подьте вы, разожгите у рабы божией (имя рек) белое тело, ретивое сердцо, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и суставы и всю ей, чтобы она раба божия (имя рек) не могла бы не жить, не быть, не пить, не исть, не слова говорить, не речи творить, без меня, раба божия (имя рек). Как меня она, раба божия (имя рек), увидит или глас мой услышит, то бы радовалось ей белое тело, ретивое сердце, памятная дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы и все у ней суставы веселились. И как ждет народ божия владычного праздника, светлого Христова Воскресения, и звону колокольного, так бы она, раба божия (имя рек), дожидалась: на которой день меня она не увидит или гласа моего не услышит; так бы она сохла, как кошеная трава в поли; как не может быть рыба без воды, так бы не могла бы быть она без меня, раба божия (имя рек). Тем моим словам и речам ключевые слова, аминь, аминь, аминь. (Из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогор. у.). Слова присушать девицу // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 139, №1.[<<]

  135. [Присушить девицу]. Молодой человек, желающий возбудить к себе любовь непреклонной девицы, идет к знахарю, с просьбой присушить к нему ту, которая была к нему равнодушна. Колдун вынимает пряник и, приняв таинственный вид, начинает, поводя глазами и расширяя по временам ноздри, наговаривать на этот пряник: «Во имя Отца и Сына Святого Духа, аминь. Стану я раб божий Н. благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чисто поле за дворами; взмолюся трем ветрам, трем братьям: ветер Моисей, ветер луна, ветер буйные вихори! Дуйте и винтите по всему белому свету и по всему миру крещеному, распалите, разожгите и сведите рабыню Н. со мною, с рабом божиим Н., душа с душей, тело с телом, плоть с плотью, хоть с хотью, не уроните той моей присухи ни на воду, ни на лес, ни на землю и не на скотину: в воду сроните — вода высохнет; на лес сроните — лес повянет; на землю сроните — земля сгорит; на скотину сроните — скотина посохнет. Снесите и донесите, вяжите и положите в рабицу божию (имя рек) в красную девицу, в белое тело, в ретивое сердце, в хоть и в плоть: чтобы красная девица не могла без меня раба Божия (имя рек) ни пить, ни быть, ни дневать, ни часа часовать, о мне, рабе божием (имя рек), тужила бы и тосковала и никогда бы не забывала. Есть в чистом поле сидит баба сводница, у бабы у сводницы стоит печь кирпичная, в той печи кирпичной стоит кунган литр, в том кунгане литре всякая вещь кипит перекипаит, горит перегорает, сохнет и посыхает. И так бы о мне, рабе божием Н., сердцем кипела, кровию горела, и не могла бы без меня, раба божия Н., ни жить, ни быть, ни дня дневать, ни часа часовать, ни питием отпитися, ни дутьем отдутися и ни в парной бане отпариться. Тем моим словам ключ и замок, аки ключ на церкви. Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь, аминь, аминь. «Стану я раб Божий Н. благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле на три росстана, помолюся я, раб божий, трем братам, трем ветрам: первый брат ветр восточный, второй ветр запад, третий ветер север! Внесите тоску и сухоту в рабицу божию Н., чтоб она о мне, рабе божием, сохла и тоскнула; не могла бы и дня дневать, ни часу часовать, отныне до века и вовеки, аминь, аминь, аминь. Получив от колдуна пряник, парень должен отдать его своей возлюбленной. Если это ему удастся, она побеждена. (Записано А. Харитоновым в Шенкур. уезде.) Присушить девицу / Записано А. Харитоновым // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 139—140, №2.[<<]

  136. [На присушение]. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий помилуй нас, аминь. На русской и на немецкой земли есть огнянной царь, высушил реки и езера и мелкие источины, — и как в нынешных ветрах (высушил), так бы сохла раба б. Н. по мне рабу б. Н. двадцати четырех часу денных и нощных, на новце месяце, и на ветхе месяце, и на перекрое месяце, и во вся меженны дни, и не могла бы не жить и не быть, ни исть раба б. Н. без меня р. б. Н.: в семидесят суставах и в семидесяти жилах, в подпятное жилие и в подколенном жилие и во пространной жилы в .... и везде бы сохло и болело, по мне р. б. Н. Еще есть в чистом поле стоит Феоклист, да все высохло; днем при солнце, а ночью при месяце и при частых звездах, и при частых дождиках, в семидесяти суставах и в семидесяти жилах и в подколенном жилье и в пространной жиле в .... и везде бы сохло у рабы б. Н. дватцеть четыре часу денных и нощных, на утряной зоре, на вечерной зоре, на новце месяце, и на ветхи месяце и на перекрое месяце, во вся меженные дни, не могла бы она р. б. Н. без меня раба б. Н. не жить и не быть. Еще есть в чистом поле печь медная, накладена дров дубовых, как от тех дров дубовых сколь жарко разгоряится, и так бы разгорялась раба б. Н. по мне рабу б. Н. 24 часу денных и нощных, на новце месяце и на ветху месяце, и на перекрое месяце, во вся меженные дни, на утренной зори, во вся меженные дни, не могла бы она р. б. Н. без меня р. б. Н. не жить и не быть. Всем моим словам ключ и замок, аминь, аминь, аминь. Трижды плюнь, а говорить на соль или на пиво, или на пряник, или в вино. (Списано со старинной тетрадки, доставленной из Пинежского уезда г. Хромцовым). На присушение // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 140, №3.[<<]

  137. [Присушить девку]. Выйду я на улицу, на божий свет, посмотрю в чисто поле. В чистом поле есть 77 медных светлых каленых печей, на тех 77 на медных, на светлых, каленых печах есть по 77 еги-баб; у тех у 77 еги-баб есть по 77 дочерей, у тех у 77 дочерей есть по 77 клук и по 77 метел. Помолюсе и покорюсе я р. б. Н. этим еги-бабовым дочерям: «ой еси! вы, еги-бабовы дочери, присушите и прилуците рабу б. Н. к рабу б. Н. метлами, следы запашите, клуками заклучите, бейте убивайте подпятную жилу, бейте убивайте подколенную жилу, бейте убивайте становую жилу, бейте убивайте корекорястой дуб, бейте убивайте медны калены печи». Коль горят пылко и жарко медны калены печи, так же бы раба б. им. пеклась и калилась по всяко время, по всяк час, утра рано, вечера поздно, о середки дня, о полуноци, на утряной зори и на вечерной, на нову и на ветху месяцу, и на перекрое месяце; немогла бы она без р. б. Н. не жить, не быть, не пить, не ись, во сне не засыпала, во питии не запивала, во еды не заедала, с добрыми людьми во беседы не засиживала, все меня р. б. Н. на уме держала; и казался бы я р. б. Н. светле светла месяца, красне красна солнышка, любе отца-матери, толще и матерей всего миру крещеного. Ветры ветероцки, буйны вехроцки! спущу я с вами свои слова, свою статию, на свою сторону, где ее найдете, тут ее возмите, — на широкой улицы, во мшаной хоромине, во дверех, воротицках. (Этот заговор, кажется не законченный, списан со старинной тетрадки, доставленной г. Хромцовым из Пинежского у.). Присушить девку // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 140, №4.[<<]

  138. [На разжение сердца у девицы]. Стану я, не благословясь, пойду не перекрестясь, из избы не дверями, из двора не воротами, в чистое поле. В том поле есть окиан-море, в том море есть латырь камень, на том камне стоит столб, от земли до неба огненный, под тем столбом лежит змея жгуча, опалюча. Я той змее поклонюсь и покорюсь: Ой еси, ты, змея! не жги, не пали меня, полетай под восточну сторону, в высок терем, в новы пкой, пухову перину, шелкову подушку, к девице, N., разожги и распали у той девицы белое тело, ретивое сердце, черную печень, горячую кровь, все подпятния и занокотния жилы; чтоб она девица N. не могла ни жить ни быть, часу часовать и минуты миновать; поутру вставала — обо мне бы вздыхала, пошла — на мне Н. величала, ни с кем бы она думы не думала, мысел не мыслила, плоду не плодила, плодовых речей не говорила, ни с отцем бы, ни с матерью, ни с родом, ни с племенем, кроме меня р. б. Н.; все бы она девица Н. со мной р. б. Н. думу думала, мысли мыслила, плод плодила, плодовые речи говорила, на ветху и на нову месяцу и на перекрое месяцу. Будьте те мои слова недоговорены, переговорены, все сполна говорены. Ключ сим словам в зубы, замок в рот. (Доставил Н. А. Иванов из г. Пинеги.) На разжение сердца у девицы / Доставил Н. А. Иванов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 140—141, №5.[<<]

  139. [На рожжение девичья сердца]. Встану я, раб божий имярек, благословясь, пойду перекрестесь, из избы дверями, из двора воротами, в чистое поле, погляжу и посмотрю под восточную сторону; под восточной стороной стоит есть три печи: печка медна, печка железна, печка кирпична. Как оне разожглись и распалились от неба и до земли, разжигаются небо и земля и вся подселенная; так бы разжигало у рабы божей (имярек) к рабу божию (имярек) легкое и печень и кровь горячу, не можно бы ей ни жить, ни быть, ни пить, ни ись, ни спать, ни лежать, все на уме меня держать. Недоговорены, переговорены, прострелите, мои слова, пуще вострого ножа и рысьего когтя. (Записал помощ. миссионера Батраков в с. Ухтострове.) На рожжение девичья сердца / Записал помощник миссионера [Ф. С.] Батраков // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 141, №6.[<<]

  140. [Слова тоску напустить, присушить девок]. Четыре зорницы, четыре сестрицы: первая Мария, вторая Марфа, третия Марина, четвертая Макрида; подьте вы, сымайте тоску и великую печаль с гостей с властей со кручинных потюремных людей, салдатов новобраных и с малыех младенцев, которые титьку сосали и от матерей осталися; наложите ту тоску и телесную сухоту, великую печаль, на рабу божию имя рек, чтобы она, раба божия имярек, без меня, раба божия имярек, не могла бы она не жить, не ходить, не лежать, не спать, все по мне, рабе божием имярек, тосковать. Тем словам и речам ключевые слова, аминь, аминь, аминь. (Из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогор. у.) Слова тоску напустить, присушить девок // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 141, №7.[<<]

  141. [Слова тоску напустить]. Во имя Отца и Сына и святого Духа. Стану я раб Божей имярек, благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверями, из двора воротами, выйду в чистое поле; в чистом поле стоит изба, в избе из угла в угол лежит доска, на доске лежит тоска. Я той доски, раб божий имярек, помолюся и поклонюся. о, сия тоска, не ходи ко мне, рабу божию имярек, поди тоска, навались на красную девицу, в ясные очи, в черные брови, в ретивое сердце, розожги у ней, рабы божией имярек, ретивое сердце, кровь горячую по мне, рабе божием имярек, не могла бы ни жить, ни быть. Вся моя крепость аминь, аминь, аминь. (Из старого рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмог. у.) Слова тоску напустить // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 141, №8. [<<]

  142. [Навести тоску]. Встану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из дверей в ворота, в чистое поле, стану на запад хребтом, на восток лицом, позрю, посмотрю на ясное небо; со ясна неба летит огненна стрела; той стреле помолюсь, покорюсь и спрошу ее: «Куда полетела, огненна стрела?» — Во темные леса, в зыбучие болота, в сыроё кореньё! — «О ты огненна стрела, воротись и полетай, куда я тебя пошлю: есть на святой Руси красна девица (имя рек) полетай ей в ретивое сердце, в черную печень, в горячую кровь, в становую жилу, в сахарные уста, в ясные очи, в черные брови, чтобы она тосковала, горевала весь день, при солнце, на утренней заре, при младом месяце, на ветре-холоде, на прибылых днях и на убылых днях, отныне и до века.» (Шенкур. у.) Навести тоску // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 141, №9.[<<]

  143. [Присушать девок]. Говорить в пищу и питье: Держитца, сохнет, прочь не отходит. Как малой младенец от матери прочь не отходит, держитца, сохнет по всякой час и на всякое время, как косяк косяка держитца, прочь не отходит, так бы держалась раба божия, имя рек, крепко и плотно прочь от меня, раба божия имя рек, неотходила, держалась и сохла крепко; как двери от ободверины неотходят, держатца крепко, как печная доска от печи прочь не отходит, горит и сохнет, прочь не отходит, так бы не отходила раба Божия имя рек от меня, раба божия имя рек, сохла, горела, прочь не отходила по всякой час на всякое время. Стану я, раб божий имя рек, благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду на широкую улицу, пойду в чистое поле. В чистом поле красное солнце грееть и огревает сыроматерую землю; от красного солнца сохнет и обсыхает роса медвяная, так бы сохло и обсыхало ретивое сердце у рабы божией имя рек по мне, рабе, божием имя рек. Как красное солнце огревает сыроматерую землю, щепитце и колитца и сохнет, как хмель вьетце и тянетце по сыроматерой земли, так бы вилось и тянулось ретивое сердце по мне, рабе божием имя рек, на всякой час, на всякое время. Пойду я раб божий по зорю Марию, по зорю Маремъянию ко господню престолу, на господнем престоле мати Мария и Маремьяния, прийду я к тебе, раб божей имя рек, низко помолюся и поклонюся, как на тебе нетленные ризы держатца, так бы держалась раба божия имя рек. Пойду я, раб божей имя рек, подле синее море: есть в мори ковыл щука, без воды не может ни жить ни быть, ни дня, ни ночи, ни малой час. Поди та тоска в семдесят жил и в семдесят суставов во становые в две жилы и в едину, в попядную и спиновую жилу. Тем моим словам ключ и замок, брошу замок в морскую пучину, тем моим словам ключа не бывать и того замка не отпирать, аминь, аминь, аминь. (Из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогорского у.) Присушать девок // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 141—142, №10.[<<]

  144. [Подход на любовь девицы]. Наговаривают на воду или на пряник или на что либо другое, и дают выпить или съесть той, которую хотят приворожить: Стану я р. б. благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. Есть сидит в чистом поле сама Пресвятая Богородица Мати Божия. Как она скрипит и болит по своем сыне, так бы по рабу б. Н. раба б. Н. скрипела и болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, и не быть, и не пить, и не ись. Во имя О. и С. и Св. Д. Аминь. (Запис. в г. Онеге). Подход на любовь девицы // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 142, №11.[<<]

  145. [На любовь девушек и всех людей]. Наговорить на кольцо или на крест, и положить его себе за пазуху или в платок. Собирайтеся народ, люди добрые, ко честному Христову празднику. Как глядят на кресты, на маковки, на Мать Пресвятую Богородицу, на различный образ; так бы на раба б. Н. глядели и смотрели старые старики, молодые мужики, старые старухи, молодые молодухи, красные девицы, малые ребятка; так бы раба б. Н. глядела и смотрела; так бы раб б. Н. (имя заговаривающего) казался краше красного золота, чище чистого серебра. Будьте мои слова тверды и крепки, на веки нерушимы. Ключ в воду, а замок в руки. (Запис. в г. Онеге.) На любовь девушек и всех людей // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 142, №12.[<<]

  146. [Наговор на присушение]. Как раб божий Н., любит рабу божию Н, так чтобы и раба Божия Н., любила раба Божия Н., не могла без него ни жить, ни пить и не ись; и любила и почитала его лучше отца и матери, белого месяца и красного ясна солнышка, веки повеки, отныне до веку, аминь. (Доставил Н. А. Иванов из г. Пинеги.) Наговор на присушение / Доставил Н. А. Иванов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 142, №13.[<<]

  147. [Для присухи]. Из свежего веника берется пруток, который кладут у порога двери, в которую пройдет тот, для кого назначена присуха. Как только перешагнуто через прут, он убирается в такое место, где его никто не мог бы видеть. Потом берут прут в жарко истопленную баню, бросают на полок и приговаривают: «Как сохнеть этот прут, пускай сохнет по мне раб божий (такой-то)». (Доставил г. Никольский из Мезени). Для присухи / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 142, №14.[<<]

  148. [Старинное заклинание на любовь]. Стану отрок, имя рек, не благословесь, пойду не перекрестесь, из избы не дверми, из двора не воротми, и пойду в чистое поле. В чистом поле стоит три и два и един: бес Сава, бес Колдун, бес Асаул, и я сойдусь поближе отрок им. р. и поклонюсь пониже: а......*) вы три деветь бесов три, два, и един, бес Сава, бес Колдун, бес Асаул, и как вы служили Ироду царю, и так послужите мне отроку им., пойдите по городам и по уездам и по деревням, избирайте тоску и сухоту, со зверей и с птицы, и с рыбы и со всякого звания людей, и снесите ту тоску и сухоту в отроковицу, имя рек, в ясные очи, в черные брови, в румяное лице, в сахарные уста, в горячую кровь, в черную печень, в тридевять жил, и в одну жилу, во становую, в подпятную......., чтобы отроковица (имя рек) не могла бы не жить, не быть ни день по солнцу, ночию по месяцу. Как младенец без матерного молока жить не может, так бы жила отроковица и. р.: без воды не может жить ни днем, ни ночью, ни в которую пору. Есть в чистом поле стоит дуб сорочинской, и под тем дубом сорочинским есть тридевять отроковиц, из под того дуба сорочинского выходит Яга баба и пожигает тридевять сажен дубовых дров. И коль жарко и коль ярко разгоралось тридевять сажен дубовых дров и столь жарко...... разгоралась отроковица р. б. (имя рек), разгорались ясные очи и черные брови, и румяное лицо, сахарные уста, ретивое сердце и горячая кровь, черная печень, семдесят жил и семдесят суставов и семдесят один сустав, чтобы отроковица р. б. (имя рек) без отрока, имя рек, не могла бы с себя тоски и сухоты снять, в парной бане паритце, не могла бы в чистом поле разгулятца и пресным молоком нахлебатце, ни сном отоспатце, в беседи не отсидетце. И тем моим словам ключ и замок, и замок замкну, и снесу замок в акиян-море под латырь камень. (Списан со старинной рукописи, доставленной из Пинежского у. г. Хромцовым). *) Здесь и в следующих местах вырвано по одному слову в рукописи. Старинное заклинание на любовь // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 142—143, №15.[<<]

  149. [На разожжение сердца у девицы]. Встану не благословесь, пойду не перекрестесь, в чистое поле. В чистом поле стоит тернов куст, а в том кусту сидит толстая баба, сатанина угодница. Поклонюсь я тебе, толстой бабе, сатаниной угоднице, и отступлюсь от отца и от матери, от роду, от племяни. Поди, толстая баба, разожги у красной девицы сердце по мне, рабе имя рек. (Заговор этот выписан из старинного дела бывшей Архангелогородской Губернской канцелярии. Дело значится по секретной описи под № 251-м 1734 года и названо: Присланный его Императорского Величества из С.-Петербургской канцелярии Тайных и Розыскных Дел указ Кехотской волости о крестьянине Трофиме Попове). На разожжение сердца у девицы // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 143, №16.[<<]

  150. [Напустить тоску парню]. Пойти в баню, после паренья, стать на тот веник, которым парились, и говорить: Выйду из парной байны, стану своим белым бумажным телом на шелков веник: дуну и плюну в четыре ветра буйных. Попрошу из чиста поля четырех братьев, — четыре птицы востроносы и долгоносы, окованы носы. Лети из чистого поля белый кречет, неси белый кречет вострый нож и востро копье; садись белый кречет рабу Божию (имя рек) на белы груди, на ретиво сердце. Режь же его белы груди тем же вострым ножем, коли же его ретиво сердце тем же вострым копьем; вынимай из его ретива сердца, из черной печени и изо всей крови горячей еще тоску и кручину. Полети белый кречет, понеси, белый кречет, всю тоску и кручину, на воду не опусти, на землю не урони, на стуже не позноби, на ветре не посуши, на солнце не повянь; донеси всю тоску кручину, всю сухоту, чахоту и юноту велику до раба Божия (имя рек) где бы его завидеть, где бы его заслышать, хош бы в чистом поле, хош бы при расстанье великом, хош бы при путях — дорогах, хошь бы в парной байне, хош бы в светлой светлицы, хош бы за столами дубовыми, хош бы за скатертями перчатными, хош бы за кушаньями сахарными, хош при мягкой постели, при высоком зголовьи, хош при крепком сну. Садись белый кречет рабу Божию (имя рек) на белы груди, на ретиво сердце, режь его белы груди тем же острым ножом, коли его ретиво сердце тем же острым копьем, клади в его былы груди, в ретиво сердце, в кровь кипучую всю тоску кручину, всю сухоту, всю чахоту, всю юноту великую, во всю его силу могучую, в грудь и спину, в хоть его и в плоть его, в семьдесят семь жил, в станову его жилу, в семьдесят семь суставов, в становой его сустав, во всю буйну голову, в лицо его белое, в брови черния, в уста сахарния, во всю его красоту молодецкую. Раб Божий (имя рек) по мне рабе Божией (имя рек) чах бы чахотой, сох сухотой, вял вянотой в день по солнцу, в ночь по месяцу, на новцу, на полну и на ветху, в перекрой месяцу во все меженые дни, в утренни и в вечерни зори, во всякой час и минуту. Как Май месяц мается, так бы раб Божий (имя рек) за рабой Божией (имя рек) ходил и маялся. Не мог бы ее ходить и переходить, никоим словом обходить, век по веки, и раб Божий (имя рек) по рабе Божией (имя рек) не мог бы ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни на новцу, ни на полну, ни на ветху, ни на перекрой месяца, во все межны дни. Как Май месяц мается, также бы раб Божий (имя рек) за рабой Божией (имя рек) ходил и маялся, и не мог бы он ее никоим словом ходить и переходить, и не мог бы без ее ни пить, ни есть, ни жить, ни быть. Эти мои наговорны слова, которы договорены, которы переговорены, которы назади остались, — берите мои слова вострей вострого ножа, вострей копья, вострей сабли, ярей ключевой воды. И этим моим наговорным словам заключенные слова ключ и замок, ключ щуке, замок в зубы, — щука в море. Ныне и присно и во веки веков, аминь. (Доставил г. Никольский из г. Мезени). Напустить тоску парню / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 143—144, №17.[<<]

  151. [На прилучение парня]. Пойду я в чисто поле, есть в чистом поле белый кречет. Попрошу я белого кречета: слетал бы он в чисто поле, в синее море, в крутые горы, в темные леса, в зыбучие болота и попросил бы он окаянную силу, чтобы дала она ему помощи сходить ему в высокий терем и застать его хош бы середка темной ночи сонного; и сел бы белый кречет на белую грудь, на ретиво сердце, на горячую печень, и вложил бы рабу Божию (имя рек) из своих окаянных уст, чтобы он не мог без рабы Божией (имя рек) ни жить, ни быть, ни пить, ни есть. (Доставил г. Никольский из г. Мезени). На прилучение парня / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 144, №18.[<<]

  152. [На людскую любовь]. Стану я раб Божий поутру, благословясь и перекрестясь; выйду я в чистое поле, погляжу на все на четыре стороны: на восточной стороне стоит святая церковь. Как на эту церковь смотрят и зарятся, так бы на раба Божия и смотрили и зарились старые старушки, старые старики, маленькие ребятка, красные девицы, молодые молодицы, смотрили и зарились на раба Божия. Будьте слова мои крепки и емки, как ключи подземельные, аминь. Это заклинание употребляется для привлечения любви как девушек, так и всех вообще людей. (Записано в г. Онеге). На людскую любовь // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 144, №19.[<<]

  153. [Навести красоту]. Чтобы навести красоту, или казаться красивее, берется платок, с которым выходят на улицу, произносят ниже приведенные слова и потом, придя домой, утираются тем платком: Стану благословясь, выйду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду на широку улицу, стану на восток хребтом, на запад глазами. На западной стороне там сидит обрученный Иосиф, зрит и смотрит на Госпожу Пресвятую Богородицу, так и на меня бы раб Божий весь век смотрел бы и глядел. (Доставил г. Никольский из г. Мезени). Навести красоту / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 144, №20.[<<]

  154. [Заговоры присушивальные]. Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Стану я, раб или раба Божия (имрек), благословясь и пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле. Стану я лицем в восточную сторону, помолюсь и покорюсь четырем ветрам и двум сестрам – двум зарям, Востоку и Западу, ветру лету и северу, Панфилы и сестры Марины, зори утряной и зори вечеровой: снесите от меня раба Божия (имрек) в рабу Божию (имрек) сухоту и печаль, не оброните ни в лужья, ни в болота(2), ни в мелкие источники, и положите в рабу Божию (имрек), в белое тело, в ретивое сердце, в жилу подхребетную, в ясные сахарные уста, в сорок жил, в одну переднюю жилу, чтобы она не могла ни быть, ни жить, ни пить, ни есть; поутру, по красному солнцу, вечеру по светлому месяцу, по частым звездам, желала бы видеть меня, раба Божия (имрек), милее отца и матери и всего роду и племени и всего миру и народу крещеного. Как у славного господина кузнец кует, железо кипит, варится и уклад к железу прикипает и приваривается, так бы и раба Божия (имрек), прикипала и приваривалась во век веков и до веку. Кто может эту историю трижды по трижды и взаднят проговорить, может похитить(*) историю, во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь тому слову ключ и замок. При почерпывании воды, если слова наговариваются на воду: "Царь морской, царица морская, благословите воды задить(**), не для ради корысти и ерести(***), но для ради угодья и надобья". При почерпывании должно соблюдать следующее: если по троекратном произнесении вышеозначенных слов при нем сосудом делают в воде полукружие, пузыри в сосуде идут по солнцу, то вода значит годна; если же против солнца, то негодна, – и опять повторяется тот же процесс, пока пузыри в сосуде пойдут по солнцу. 2) Исправленная опечатка. Было: «не оброните нив лужья, ни в болота», исправлено на: «не оброните ни в лужья, ни в болота» ‑ ред. *) Сделать недействительною. **) Почерпнуть. ***) Злонамеренной цели. (№ 94, С. 997). [<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  155. [Приворот] Сей к женкам. Взят(ь) противо хребта в сорочке нитка да, где седит женка, с тог(о) места взят(ь) щепка, выколупит(ь) да перерезат(ь) напол, половина жеч(ь), а говор(и): (1) Как горит щепка в огне, так бы горело с(е)рдце имярек по мне имярек. А другая полож(и) под пяту левою, а (говори): (2) Так бы ступила вслед меня имярек, где(?)… буде сплю л(и), хожу л(и)… // (л. 13) так бы напали мои слова на сю рабу Б(о)жию имярек, по мне, по рабе Б(о)жии имярек, в ден под с(о)лнцем, в ноч(ь) под м(е)с(я)цом, а избавит(ь) бы ей не мог никакой человек, на земли живущей, ни стар, ни молод, ни мужик, ни женка, ни старец, ни стариц(а), ни колдун, ни ведун. (РЗРИ 2010:103, № 27) [<<]

  156. [Заговор на присуху женщины] Стану благословяс(ь), пойду благословяс(ь), пойду в чистое поле под с(о)лнечную страну. Там стоит сыр дуб крякновист. Стану аз, раб Б(о)жий имярек, поклонятис(ь) и покорятис(ь) четырем ветром и четырем вехорям: стан(ь)те вы, 4 ветра и 4 вехоря, понесите вы тоску и кручину и печал(ь) необычную со всех четырех сторон, от востока до запада, от юга и до севера, со всякого человека, с царя и царицы, с черньца и черницы, з белца и белиц(ы), стара и млада ко мне, к рабу Б(о)жию имярек, во едино место. Стану яз, раб Б(о)жий имярек, поклонятис(ь) и покарятис(ь) четырем ветром и четырем вехорям: стан(ь)те вы, 4 ветра и 4 вехоря, понесите вы меня, раб(а) Б(о)жия имярек, понесите по солнцу и по месяцу, (по) звездам и по лунам, и по всем сторонам; где еи // (л. 13 об.) ни увидите, туто вложите в неи тоску и кручину и печал(ь) необычную, тужила б та раб(а) Б(о)жия имярек по мне, по рабе Б(о)-жии имярек, в ден(ь) при солнце, в ноч(ь) при месяцы, по всякой день, по всякой час, по всякое время, месяца ветха и полна и перекроя; тое бы тоски и великие печали сахарем не заесть и пит(ь)ем не запит(ь), ни со отцем, ни с матерью не отседитце, ни з брат(ь)ямы, ни с сестрамы, ни с суседамы не отседетце, ни на ветре не проходитце, ни делом не отделатце. Во век веком. Амин(ь). (РЗРИ 2010:103-104, № 28) [<<]

  157. [Заговор на присуху женщины] Хожу яз, раб Б(о)ж(ий) имярек, подле синее море, прошу Б(о)жия милости, стан(у) яз, раб Б(о)жий имярек, поклонятис(ь) и покорятис(ь) четырем ветром и четырем вехорям: стан(ь)те вы, 4 вет(ра) и 4 вехоря, сколыблите вы сие мне синее море, выколыблите вы мне из синег(о) моря бел лат(ырь) камен(ь). Вынимаю яз, раб Б(о)жий имярек, ис под бела л(а)тыра камен(я) тридевять златых ларцов, вынимаю огнь палящ негасимый, мечю на землю. Стану яз, (раб) Б(о)жий имярек, поклонятис(ь) и покорятис(ь) четырем (ветром) и четырем вехорям: Стан(ь)те вы, 4 ветра (и 4) вехоря, понесите вы от меня, от раба Б(о)ж(ия), // (л. 14) огнь палящей неугасимый к рабе Б(о)жии имярек, по месяцу и по солнцу, и по зорям, и по лунам, и по звездам, и по всем сторонам; где еи ни увидите, туто вложи(те) в ню огнь палящ неугасимый, горело б у рабы Б(о)жии имярек ретивое сердце, 70 жыл, 2 жыл(ы), 70 суставов, 2 сустава по мне, по рабе Б(о)жии имярек, в ден(ь) при солнце, в ноч(ь) при месяцы, месяца ветха и полна и перекроя, по всякой день, по всякой час, в утре рано и в вечери поздо, и на межных днех. Замыкаю златыи ларцы, опущаю златыи ларцы под бел латыр(ь) камен(ь), мечю златыи ключи в синее море; как не бывати белу ла(ты)рю каменю из синег(о) моря, так бы не бывати рабе Б(о)жий имярек от меня, от раба Б(о)жия имярек, вовек. Амин(ь). Не прилипайте ж, мои добрыи слова, ни к сухому др(еву), ни к смоливому, ни к кости, ни к каменю, пр(илипитесь) ж, мои добрые слов(а) к рабе Б(о)жий имярек, в ея очи, в сахарные уста; не падите ж, мои доб(рые сло)ва, ни на землю, ни на воду, ни на (траву), // (л. 14 об.) ни на мхи, ни на болота, ни на глубокие ржавчини; падите ж, мои добрые слов(а), на раб(у) Б(о)жию имярек, в ея ясные очи, в сахарные уста, в ретивое сердце; будите ж, мои добрые слова, быстрее быстрые реки, вострее востр(а)го ножа. Тем моим словам быт(ь) вовек. Амин(ь). (РЗРИ 2010:104-105, № 29) [<<]

  158. [Заговор на присуху] Слова *т хептар. На зоре на утренней пойду яз под тихой облак, под красную зорю, под частые звезды, и увижу яз царя *Хахцу. Цар(ь) *Хахца, об(ъ)яви мне огненную реку. И не пади ты, огненная река, ни в реки, ни в озера, ни в ключи морскии, пади ты, огненная река, имярек *шо улка. И как та огненная река горит, так бы горело *лемцде у кой маще имярек на всяк день и на всяк час, месяца молода и ветха. Говор(и) на вино, и на перец, и на чеснок 3 ж, на что хош(ь). (РЗРИ 2010:132, № 107) [<<]

  159. [Заговор на власть над человеком (или присуха)] Возмеш(ь) з головы волосок, и положыш(ь) в яйцо в белое невареное, и запечатаеш(ь) серою, и возмеш(ь) тридевять зернят житных, и мелеш(ь) против солнца, и вариш(ь) тридевять колобков в коробочки в лесе вь ямки; и коробочка б была чиста, и сам бы был чисть, и все плат(ь)е чисто. И пойдеш(ь) в лес к осины, и удариш(ь) топором от собя вон, як одним ударом, выколупиш(ь) щепу осиновую и пойдеш(ь) в лес о солнечном закати, и станеш(ь) возле муравейника к западу лицем; а колобки на щепу положыш(ь) на осиновую, и положыш(ь) на сучье в дерево над муравейник, а яйцо положыш(ь) в муравейник, закопаеш(ь), а сам говор(и): Лягу не благословяс(ь), стану не перекрестяс(ь), стану будити умерших: Стан(ь)те, умершии, розбудите убитых! Стан(ь)те, убитыи, розбудите усопших! Стан(ь)те усопшии, розбудите з древа падших! Стан(ь)те, з древа падшии, розбудите заблудящих! Стан(ь)те, заблудящии, розбудите зверей под(ъ)емущих! Стан(ь)те, зверие под(ъ)емущии, розбудите некрещеных! Стан(ь)те, некрещеныи, розбудите // (л. 42 об.) безымяных! Да яз к вам пришел, руской человек, а принес к вам честной обед, руской поминок, белую лебед(ь), а в белой лебеди знадбу принес от раба имярек; и вы по той знадбе возмите сего раба имярек, от которог(о) яз вам принес знадбу и белую лебед(ь), и вы тог(о) раба возмите себе на збережен(ь)е и на свои руки, да возмите себе ум и памет(ь), не дайте ему в ночи спат(и), ни в ден(ь) дела делати, ни с людми беседоват(и), ни на соби плат(ь)я носити; держыте вы его, докулева яз к вам не буду с обедом и з белым лебедем; а от меня вам б(уде)т белая лебед(ь) за вашу службу. А сего раба другая белая лебед(ь), и честной обед, и руские поминки, и вы от нег(о) отступите проч(ь), отдайте его вы мне на руки, раба ил(и) рабу имярек, нарядите его вы умна и паметна и отступите от него проч(ь), отдайте вы его на руки, раба имярек, нарядите вы его умна и памятна. По старому в ден(ь) бы делал, а в ноч(ь) бы спал, и в плат(ь)и один ходил, и в ноч(ь) бы спал, и с людми бы беседовал, и один бы в плат(ь)и ходил. // (л. 43) И удар(ь) челом 3 ж к западу не перекрестяс(ь), 3 ж говор(и), а починит(ь) тридевять колобков да два яйца. (РЗРИ 2010:139-140, № 121) [<<]

  160. [Заговор на любовь] Есть оболоко синее, под синим оболоком есть море синее, на мори на синем есть остров золот, на золоте острове ес(ть) камен(ь) золот. И подздынетца золот камен(ь), и выдет ис-под камени тридевять братов, одну обув(ь) топчют, однем поясом опоясаны, под однем колпаком, вынесут тридевять топоров и тридевять сокир; пойдут по острову ступат(ь) и найдут тридевять дубов золотых, корен(нь)е у дуб(ь)я золото, и верхи у дуб(ь)я золоты, и вит(ь)е золото, и все то дуб(ь)е золото; и начнут сечь тридевять братов тридевять топорми, тридевять сокирами с тридевять сторон тридевять дубов. И выдет из моря стар матер человек и спросит у тридевять братов: На што то дуб(ь)е сечете? И отве(т) держат тридевять братов: Надобно кузница золотая соружат(и), и надобно горно золотое соружат(и), и надобно в сем горне золотом угол(ь)е дубовое роздымат(и), надобно, чтоб сливалос(ь) и слипалос(ь) мед(ь) и железо во единое место; так бы сливалос(ь) и слипалос(ь) серце у сей вомры рабы имярек с тем рабом имярек во единое место, уность и ярость, и похот(ь) // (л. 43 об.) межручные и ножные в прелюбодейном деле у вомры рабы имярек, и надобно коват(ь) в сем горне золотом замки и ключи, надобно замыкат(ь) у вомры рабы имярек серце с тем вомром рабом имярек во единое место, уность и ярость, и похот(ь) межручные и ножные, кости и суставы, и кров(ь) в прелюбодейном деле. Кол(ь) жарко в сем горне золотом угол(ь)е дубовое, тол(ь) бы жарко шаяло серце у вомры рабы имярек по мне, рабу имярек, уность и ярость, и похот(ь) межручные и ножные, кости и суставы, и кров(ь)ю. Замыкали сердце тридевять братов тридевять замкамы, тридевять ключами у вомры рабы имярек во единое место с тем рабом имярек, уность и ярость, и похот(ь) межручными и ножными, кости и составы, и кров(ь), месяца млада, и ветха, и перекроя, и по всяк час, и замкнули сердце у вомры рабы имярек с тем рабом имярек во единое место. И поднялис(ь) тридевять братов на воздусе, и слетели за тридевять гор, и не мочно тех тридевять братов добыт(ь) ни стару старцу, ни молодому молодцу во веки веком. Арип. // (л. 44) (РЗРИ 2010:140-141, № 122) [<<]

  161. [Присушки] 24. Стану я благословлесь, выйду перекрестесь, из дверей дверьмы, из ворот воротамы, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит печь кирпичная, топится жарко и пылко, горят поленья сосновые. Так же у раба Божья Ивана сердце боли по рабы Божьей Марии. Чтобы раб Божий Иван ел бы — не заел, пил бы — на запи́л, спал бы — не заспал, а все бы тосковал. Аминь. (Три раза). (НА КарНЦ РАН. Ф. 862/6. От М. В. Дементьевой зап. Л. Крупина, 1967 г., Вирма, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 24)[<<]
    Населенный пункт: Вирма

  162. [Присушки] 25. Стану я, раба Божья Марфа, благословясь, пойду перекрестясь, из ворот в ворота, из дверей дверямы, из сеней сенямы, из ворот в ворота. Пойду в чистое поле. В чистом поле есть бóйна. В бойны есть доска. На доске лежит тоска. Тоска тоскует, сухота сухотует. Так же ты тосковал, так же ты суховал, раб божий Иван, по рабе Божьей Марье. Не мог не жить, не быть, не спать, не лежать, а рабу Божью Марью на разуме держать. Пройди, тоска-кручина, по его ретивому сердцу, по его мыслям. Дунь и плюнь ему в сердце и там же будьте, мои слова. Три раза читается, можно читать на вино, на воду, на чай, на все. <...> надо в Великоденный четверг читать до солнышка — три раза этот наговор читать; повторять его в четверг в великоденный — перед Пасхой. Наговаривать можно и в другое время, а его читать надо на Великоденный четверг, так уж постановлено. Это, чтобы действовали наговоры. (НА КарНЦ РАН. А. 131/267; Ф. 1783/2. От М. И. Пайкачевой зап. А. П. Разумова, Е. И. Русакова, 1972 г., Колежма, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 25)[<<]
    Населенный пункт: Колежма

  163. [Присушки] 26. Стану я, раба Божья Марфа, благословясь, пойду перекрестясь из дверей дверямы, из ворот в ворота. Пойду в чистое поле. На чистом поле стоит бойня. В бойне есть доска, на доске лежит тоска, тоска тоскует, сухота сухотует. Так же бы тосковал раб Божий Иван по рабе Божьей (такой-то), не мог не жить, не быть, не лежать, не спать, только на уми-разуми рабу Божью (имя назвать) держать. Пройди, тоска-кручина, по его ретивому серьцю, по его мыслям; дуну ему в серьцё, в печень, отныне во веки веков. Аминь. <...> Наговаривают на чай, на хлеб, на булоцку. Надо наговорить, закрыть и завязать, чтобы не вышло. Если на водку наговоришь, так надо ей закрыть, да хорошенько. И ему дать только одному пить. (НА КарНЦ РАН. А. 81/38. От М. И. Пайкачевой зап. А. П. Разумова, Е. И. Русакова, 1975 г., Колежма, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 26)[<<]
    Населенный пункт: Колежма

  164. [Присушки] 27. <Стану я, раба Божья Марфа, благословясь, пойду перекрестясь, из ворот в ворота, из дверей дверямы, из сеней сенямы, из ворот в ворота. Пойду в чистое поле>, там стоит огненной столб. Кругом огненного столба лежит огненная птица. «Ты куда, огненная птица, летаешь?» — «Я летаю, путь продолжаю, птичьи озера разжигаю». — «Не жги, не пали рек-озер, а зажги у раба Божья Ивана сердце. Чтобы раб Божий не мог ни жить, ни быть, ни встать, ни лежать, все рабу Божью (такую-то) на уми-на разуми держать». (НА КарНЦ РАН. А. 131/268; Ф. 1783/3. От М. И. Пайкачевой зап. А. П. Разумова, Е. И. Русакова, 1972 г., Колежма, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 27)[<<]
    Населенный пункт: Колежма

  165. [Присушки] 28. Наговаривается на пряник, предварительно смоченный пóтом из-под мышек или в крови: Стану раб Божий (имя) благословесь, пойду перекрестесь, выйду в чистое поле. Стану во всток лицом, в запад хребтом; погляжу в восточную сторону,там выпадала река огненная. Не пади, моя огненная река, не в руки, не в надручьи; пади, моя огненная река, в юность, в ярость, в буйные телеса, р<аб> Б<ожий> казался бы краше красного солнышка, миле отца, миле матери, миле всех любящих. Тем же путем дорогой выйду в чистое поле, стану на восток лицом, там стоит изба деветиключная, деветизамочная. Замну девети ключками, девети замочками. Ключ и замок. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/260. Исполнитель не указан. Зап. И. М. Дуров, 1934 г., Сумский Посад, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 28)[<<]
    Населенный пункт: Сумский Посад

  166. [Присушки] 29. Присудить к девушке: Выйду из парной байны, стану своим белым, бумажным телом на шёлков виник; дуну и плюну на четыре ветра буйных. Попрошу из чистого поля четырех братьев, четыре птицы востроносых-долгоносых, окованы носы: «Лети из чистого поля, белый кречет, неси, белый кречет, вострый ножик и востро копьё, садись, белый кречет, р<абу> Б<ожьему> (имя) на белые груди, на ретивое сердце; режь его белы груди тым ножиком вострым и тем же коли его ретивое сердце вострым копьем. Вынимай же из его ретивого сердца, из черной печени и изо всей крови горящей ище тоску и кручину. Полети, белой кречет, понеси, белой кречет, всю тоску и кручину, — на воду не опусти, на землю не урони, на стуже не позноби, на ветри не посуши, на солнце не повяни. Донеси всю тоску-кручину, всю сухоту, чахотку и юноту велику до р<аба> Б<ожьего> (имя). Где бы его завидеть, где бы его заслышать, хошь бы в чистом поле, хошь бы при росстаньи великом, хошь бы при путях-дорогах, хошь бы в парной байны, хошь бы в светлой светлицы, хошь бы за столами дубовыма, хошь бы за скатертямы тонкобранныма, хошь бы за яствами сахарнима, хошь при мягкой постели, при высоком зголовьи, хошь при крепком сну. Садись, белой кречет, р<абу> Б<ожьему> (имя) на белы груди, режь тем же вострым ножиком, коли его ретиво сердце тем же вострым копьем; клади в его белы груди, в ретиво сердце, в кровь кипучую всю тоску-кручину, всю сухоту, всю чахотку, всю юноту великую, во всю его, во всю его силу могучую, в грудь и спину, в хоть его и в плоть его, в семьдесят семь жил, в станову его жилу, в семьдесят семь суставов, в становой же сустав, во всю буйну голову, в лицо его белое, в брови черные, в уста сахарния, во всю его красоту молодецкую. Раб Божий (имя) по мне, рабе Божией (имя), чах бы чахоткой, сох сухотой, вял вянотой в день по солнцу, в ночь по месяцу, на новцу, на полну и ветху, в перекрой месяц, во все меженные дни, в утренни и вечерни зори, во всякой час и минуту. Как май месяц мается, так бы р<аб> Б<ожий> (имя) за р<абой> Б<ожь>ей (имя) ходил и маялся, не мог бы ходить и переходить, ни коим словом обходить; век по веки р<аб> Б<ожий> (имя) по р<абе> Б<ожь>ей (имя) не мог бы ни жить, ни быть, ни пить, ни гись ни на новцу, ни на полну, ни на ветху, ни на перекрой месяцу, во все межённы дни. Как май месяц мается, так же бы р<аб> Б<ожий> (имя) за р<або>й Б<ожь>ей (имя) ходил и маялся, и не мог бы без ее ни пить, ни гись, ни жить, ни быть». Эты мои наговорны слова: которы договорны, которы переговорны, которы назади остались. Берите, мои слова, вострей ножика, вострей копья, вострей сабли, ярей ключевой воды. И етым моим наговорным словам заключенное слово — ключ и замок: ключ щуки, замок в зубы, щука в мори. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/262. Исполнитель не указан. Зап. И. М. Дуров, 1918 г., Сумский Посад, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 29)[<<]
    Населенный пункт: Сумский Посад

  167. [Присушки] 30. На любовь: Наговаривается на воду, которую затем дают выпить тому, кого приколдовывают. Стану благословесь, лягу перекрестесь, пойду из дверей в двери, из ворот воротами; пойду в чистое поле. В чистом поле стоит высока гора жемчужна; на той горы спало-ночевало десеть братьев, буйных ветров, одиннадцатый — вихорь, двенадцатый — ветер. Я их попрошу и помолю, что: «Обходите и облетайте по всем местам, по всем тюрьмам, багадельням. Снимите с потюремщиков, багадельщиков всю тоску и кручину и вложите ету тоску р<абу> Б<ожьему> (имя), чтобы он болел и болезновал по рабе Божьей (имя) днем при дороги, ночью при постели; ел — не наедался, пил — не напивался, и плакал, и рыдал, как малое дитя по матери, и почитал бы рабу Божью (имя), как свою душу в теле, век по веку, отныне и до веку». Бытте, мои слова, крепко-накрепко, востро-навостро, крепче щучьих зубов. И всем моим словам ключ и замок. Ключ в воду, замок в зубы. (НА КарНЦ РАН. А. 28/82. От М. Ф. Бахиревой зап. С. Г. Бахирев 23 июля 1935 г., Лапино, Беломорский р-н, Респ. Карелия. Идентичный текст: А. 34/51). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 30)[<<]
    Населенный пункт: Лапино

  168. [Присушки] 31. Выйду раба Божья (имя) в сени, потом на чисто поле и помолюсь пресвятой Богородице, и погляжу во все четыре стороны, и помолюсь самому Господу: «Господи, Господи! И Мать Пресвята Богородица!» И прошу: «Потяните, ветры буйные, и разнесите мою тоску-кручину со белого тела, со ретивого сердца и ясных очей. Нанесите мою тоску-кручину на раба Божьего (имя) во ясныя очи, черныя брови и на белое лицо, на ретивое сердце. Чтобы на денную печаль и на ночную тоску, и чтобы не мог не есть, не спать и все думал бы о рабе Божьей, и чтобы все ходил и клоктал, как белый лебедь, и думал о рабе Божьей». Будьте, мои словеса, крепки и емки. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/220. Исполнитель не указан. Зап. Г. Цейтлин, Лапино, Беломорский р-н, Респ. Карелия. И. М. Дуров переп. из очерка Г. Цейтлина «Знахарства и поверья в Поморье», Архангельск, 1912 (далее: из очерка Цейтлина), в 1913 г.). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 31)[<<]
    Населенный пункт: Лапино

  169. [Присушки] 32. На присушку: Выйду раба Божья (имя) в сени, потом на чистое поле и помолюсь Пресвятой Богородице, и погляжу во все четыре стороны, и помолюсь самому Господу: «Господи, Господи, Мать Пресвятая Богородица», и попрошу: «Потяните, ветры буйные, и разнесите тоску мою кручину со белого тела, со ретивого сердца и ясных очей. Нанесите мою тоску, мою кручину на раба Божьего (имя) во ясные очи, черные брови и на белое лицо, на ретивое сердце. Чтобы на денную печаль и на ночную тоску, и чтобы не мочь, не петь, не спать и все думать о рабе Божьей (имя), и чтобы все ходить и клыктать, как белый лебедь. Будьте, мои слова, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 155/124. От О. И. Корольковой зап. М. А. Тихонов, Е. А. Вашко, И. В. Береснева, 1982 г., Сумский Посад, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 32)[<<]
    Населенный пункт: Сумский Посад

  170. [Присушки] 33. Присушать к девице: Стану на сток хребтом, на запад лицом и помолюсь, покорюсь самому сатане: «Помогите и пособите мне врага одолеть, рабе Божьей помогите, помогите, пособите присушить раба Божьего (имя)». Налетело тридцать три тьмы и три тысячи дьяволов и окружили этого парня, и одолели, и присушили с великой сухотой и великой напастью. Будьте, мои словеса, крепки и емки. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/219. Исполнитель не указан. Зап. Г. Цейтлин, Лапино, Беломорский р-н, Респ. Карелия. И. М. Дуров переп. из очерка Цейтлина в 1913 г.). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 33)[<<]
    Населенный пункт: Лапино

  171. [Присушки] 34. Присушать к девице: Два раза проклят, проклят враг-супостат, послужи мне на вечерней заре, в злые часы, минуты и секунды, чтобы раб Божий (имя) не мог ни есть, ни пить, ни спать, ни гулять без рабы Божьей (имярек). Звери полевыя, ходите и гуляйте по чистому полю. По черной книжке, по седьмой строке, я даю тебе жертву, раба Божья (имя) из трех морей, из трех океанов. По восьмой строке, по черной книжке, даю тебе заповедь, по двадцать пятой строке храни и береги. Если потеряешь, сойдешь с ума и попадешь прямо за тридевять морей в тридесятое царство, которому я служу и верую, когда снимаю крест и пояс. Прошу Вас, помогайте моей младшей сестре (имя) насчет засухи и присухи, чтобы раб Божий (имя) тосковал и бедовал по ней. Будьте, мои словеса, крепки и емки. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/221. Исполнитель не указан. Зап. Г. Цейтлин, Лапино, Беломорский р-н, Респ. Карелия. И. М. Дуров переп. из очерка Цейтлина в 1913 г.). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 34)[<<]
    Населенный пункт: Лапино

  172. [Присушки] 35. Вот когда мужчину-то обходят, то тоже говорят: Кротость царя Давыда, кротость царя Соломона, как были кротки царь Давыд, царь Соломон, так будь кроток, раб Божий (там) Иван, люби меня и суди по мне. Кругом его надо обойти и сказать. И делать ничего не надо. (НА КарНЦ РАН. А. 81/37. От М. И. Пайкачевой зап. А. П. Разумова, Е. И. Русакова, 1975 г., Колежма, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 35)[<<]
    Населенный пункт: Колежма

  173. [Присушки] 36. У нас бабушка была, все читала, мне девяносто шестый год, а было уже за сто с гаком, наверно. <...> С Воронова была взята бабушка, с Курмойлы. Она русская была. И вот читает. «Ой, девки, <...> я вам парней присушать научу. Пойдете как на росстань и читайте»: — Змея лютая, куда плывешь? — Плыву синее море разберать, раскаморье разберать. — Не лети, змея-пламя, синее море разжигать, раскаморье разберать. Лети, змея, к рабу (там такому-то), разбери и разожги белое тельце, ретливое сердце, триста семьдесят жилок — с сердечной, поперечной жилкой, чтобы он не мог ни ись, ни пить, ни жить, ни быть, ни часу часовать, ни минуты миновать, ни темной ночи коротать, все обо мне тосковать. Чтобы я ему показалась бы белее света белого, милее отца-матери, краше месяца ясного, яснее солнышка красного, паче всех, лучше всех на белом свете рабу (такому-то) раба (такая-то). (НА КарНЦ РАН. Ф. 2692/10. От М. И. Акуловой зап. Т. И. Сенькина и студенты, 1980 г., Кончезеро, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 36)[<<]
    Населенный пункт: Кончезеро

  174. [Присушки] 37. У нас была бабушка, сто девятнадцать лет было. <...> Она присушки нам говорит, как парней присушивать*: — Змея лютая, куда плывешь? — Плыву синее море разжигать, раскоморье разбирать. — Не лети, змея-пламя, синее море разжигать, раскоморье разбирать. Лети, змея-пламя, к рабу (имя), разожги и разбери белое тельце, ретивое сердце, триста семьдесят жилок — с сердечной, с поперечной жилкой, чтобы он не мог бы ни ись, ни пить, ни часы часовать, ни минуты миновать, ни темны ночи коротать, все обо мне тосковать, о рабе (имя); чтобы я ему показалась бы белее света белого, яснее солнца ясного, краше месяца красного, милее отца-матери, что паче всех, лучше всех на белом свете раба (имя) рабу (имя) * Присушка читается скороговоркой. Можно «присушивать» в любой день во время заката солнца или сразу после заката, стоя на крыльце, на верхней ступеньке. (НА КарНЦ РАН. А. 151/349. От М. И. Окуловой зап. Е. Ю. Черных, С. Ю. Пырч, 1981 г., Кончезеро, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 37)[<<]
    Населенный пункт: Кончезеро

  175. [Присушки] 38. По зоре-е-е вызывают женихов. Зоря, зореница, зоря красная-девица, неси милому сухоту, чтобы ему не спалось, не елось и часочку не коротал ни едой, ни питьем, все думал бы об рабе (как зовут). Это зо-о-о-рю, когда солнце-то закатится. Утром, когда зоря есть, по зоре вызываешь. (НА КарНЦ РАН. Ф. 2683/7. От М. И. Степановой зап. Трукан, Пелдола, Силина, Лаврова, 1980 г., Вост. Кончезеро, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 38) [<<]
    Населенный пункт: Кончезерско-Восточная

  176. [Присушки] 39. Сорок гор, сорок нор, сорок лесов, сорок бесов, не сушите леса, беса, а сушите раба Леонида Федоровича, чтоб он не мог ни ись, ни пить, ни по полю ходить, ни с красной девицей думу думать, а только думать об одной... <имя> Вот это надо было, когда там дует, например, три раза проговорить. (НА КарНЦ РАН. А. 192/126; Ф. 3275/8. От З. И. Калининой зап. Н. А. Криничная, В. И. Пулькин, 1989 г., Спасская Губа, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 39) [<<]
    Населенный пункт: Спасская Губа

  177. [Присушки] 40. Как человек без души не может жить, рыба без воды не может жить, так раб (имя) не мог бы жить без рабы... (имя): ни есть, ни пить, ни стать, ни спать, ни время коротать, ни о других думать, только думал бы о рабе... (имя). Примечание: Этот «колдослов-присушка» читается над солью, водкой или холодной пищей для того, чтобы «приворожить» любимого. Заговоренная еда подается ему. (НА КарНЦ РАН. А. 190/65. От А. А. Зотеевой зап. А. Зайцева, О. Журина, В. Михалева, 1987 г., Спасская Губа, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 40)[<<]
    Населенный пункт: Спасская Губа

  178. [Присушки] 41. Возьму воду или суп. Скажу как зовут и произнесу, глядя в воду: Как я без сердца не могу жить, так ты, раб Божий, без любви моей не мог бы не жить, не ходить. (НА КарНЦ РАН. А. 151/27. От А. А. Трифоновой зап. С. Кулагина, М. Лобышева, Н. Пирогова, Т. Трифонова, 1981 г., Спасская Губа, Кондопожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 41)[<<]
    Населенный пункт: Спасская Губа

  179. [Присушки] 42. Два берега — они не сходятся. Если желаешь парня, встань на одном берегу и, обращаясь к другому, произнеси: Берег с берегом не сходится, так ты <парень> с кем-то другим не сойдешься. Водички в ладошки набери, его напой и сама попей. И все будет хорошо. (НА КарНЦ РАН. А. 151/27. От А. А. Трифоновой зап. С. Кулагина, М. Лобышева, Н. Пирогова, Т. Трифонова, 1981 г., Спасская Губа, Кондопожский р-н, Респ. Карелия. Вариант: Ф. 2695/3). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 42) [<<]
    Населенный пункт: Спасская Губа

  180. [Присушки] 43. Мне бабушка сказала заговор, но нельзя передавать, если я передам, то мои слова не будут иметь силы. Девки присушивали парней к себе. Я не присушивала. Взять лягушку, высушить ее, чтобы одни косточки были. И эту лягушку надо завернуть в платочек. А раньше ходили, за руки брались. И если какого парня мне надо присушить, я возьму этим платочком ему за руку захвачусь и скажу слова: Как высохла эта лягушка, так этот парень пусть высохнет обо мне. (Сохни этот парень по мне). (НА КарНЦ РАН. А. 133/314; Ф. 1953/2. От Е. П. Белой зап. Е. М. Гин, Е. И. Русакова, 1973 г., Пелгостров, Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 43).[<<]
    Населенный пункт: Пелгостров

  181. [Присушки] 44. Стану я, раба Божья Офимья, благословясь, пойду, перекрестясь, матушкой прощёна, батюшкой благословлена, выйду из дверей двермы, из ворот воротмы, выйду в цистое поле. В цистом поле стоит байна, в байны — доска; пади, тоска, не на воду, не на землю, не на темный лес, а пади, тоска, рабу Бужью <имя> в белое тело, в ретивое сердце, в ярое сало, в буйную голову, в горячую кровь, в ясные оци, чтоб не мог без меня, рабы Божьей <имя>, ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни минуты миновать, ни время коротать. А не было бы в ясных оцах, а было бы в сердце, в мыслях, все бы скомнул и стоснул по мне, рабой Божьёй. Это любовны слова. Как тоскуе девушка или парень, помогает: все отчипат, оторвет, у мужика-то. На воду наговорить три раза и споить, или умыть. (НА КарНЦ РАН. А. 21/224. От О. И. Козинóй зап. Г. Григорьева 5 июля 1961 г., Алексеево, Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 44).[<<]
    Населенный пункт: Алексеевская

  182. [Присушки] 45. Приколдовывать парней к девкам: Стану раба Божья Офимья благословясь, пойду перекрестясь в чисто поле, в широко раздолье, погляжу, посмотрю под восточную сторонý. С под восточной стороны летят искры огняны. Не лятите, искры огняны, не нá воду, не нá землю, падите, искры огняны, к рабы Божьей Татьяны, штобы отстала бы от оття и от матери, от роду и от племени, пристала бы к рабу Божью к Василью. Штобы ни могла бы биз ёво ни жить и ни быть, и ни ись, и ни пить, ни днем при красном солнышки, при свитлом мисити, при частых звездах, при устрочных врименах век пó веку отныне дó веку. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 68/212а. От О. П. Корешковой зап. М. Каминская, Н. Тяпонкина, 1932 г., Северская (Песчаное), Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 45).[<<]
    Населенный пункт: Сиверская

  183. [Присушки] 46. Стану не благословясь и пойду не перекрестясь, из избы дверями, из дверей воротами. Выйду в чи́сто поле. В чи́стом поле прошу: «Демонá, вы дьяволá, выходите из подвального бревна». Идет двести демонóв, идет триста дьяволóв, несут кипя́щу искру, óгненно плáмя. «Не ходите ко <имя>, а пойдите ко <имя>». (НА КарНЦ РАН. А. 8/264. От И. Н. Карачевой зап. Б. Е. Марголис 11 июня 1940 г., Выгостров (Водлозеро), Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 46).[<<]

  184. [Присушки] 47. Стану я, раба Божия, благославясь из избы двермы, из сеней в ворота выйду в чисто поле, поклонюсь я на четыре стороны всем четырем братьям: большому брату — сиверику, середнему брату — вехорю, третьему брату — орлу орлусту, четвертому брату — полуденнику-полуднюстаму. Корюсь и молюсь: «Вси четыре брата, летите по всем ордам, по всем землям, привороткам, перегородкам. Снимайте, взимайте у всех солдатских матерей тоску-тоскусту, сухоту-сухотусту и не сроните ее на лес, чтобы лес не сломился; не сроните ее на горы, чтобы горы не разломились; не сроните на траву, чтобы трава не выгорела; не сроните на землю, чтобы земля не треснула; не сроните на воду, чтоб вода не повысохла. Все четыре брата, несите эту тоску-сухоту Ивану, спустите ему в костки, в мозги, в ясные очи, в белое лицо, в сахарные уста, в ретивое сердце, в живую кровь. Чтоб он без рабы Божей (имя) не мог ни ись, ни пить, ни жить, ни быть, ни слова переменить, ни ступеней переступить. А сохнуло бы сердце по (имени), казалась бы она ему краше солнца, милее отца, матери и всего роду, и племени». (НА КарНЦ РАН. А. 6/46. От У. И. Конашковой зап. Е. А. Белованова, август 1938 г., Семеново, Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 47). [<<]
    Населенный пункт: Семеново

  185. [Присушки] 48. Выйти на росстань да кланяться: Ветрушки буйные, лесушки темные, покорюся вам да поклонюся вам: «Снесите от меня рабы Божьей слова... (такому-то), не сроните не нá воду, не нá землю, не на темный лес, а сроните рабу Божью (имя) прямо в белое тело, в ретивое сердце, в буйную голову, в ярое сало, в горячую кровь, в ясные оци, в бесчисленные волоса, чтоб не мог без меня рабы Божьей (имя) ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни минуты миновать, ни время коротать. Казалась бы краше красного солнышка, светлее светлого месяца, яснее мелких частых звездоцек». (НА КарНЦ РАН. А. 21/226. От О. И. Козинóй зап. Г. Григорьева 5 июля 1961 г., Алексеево, Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 48)[<<]
    Населенный пункт: Алексеевская

  186. [Присушки] 49. Я вся, раба Божья Оксенья, умоюсь белотой, изукрашуся красотою, упекуся красным солнышком, усажуся частыми мелкима звездочками, царю в уши, царице в утробу, чтобы любили, чтобы хвалили и чтобы честь наводили. Так же раб Божий Иван, рабу Божью Оксенью любил и хвалил, честь наводил, ходил бы думал, сидел бы плакал, не мог бы ни поесть, ни попить, крепким сном не заснуть, рабы Божей Оксеньи не позабыть. Казались бы ему мои... как ягодиночки, глазки, как искриночки, моей бы красоты дождем не смыло, огнем не сожгало, рабу Божьему Ивану тоску-сухоту на сердце дало, щипками бы у него сердце щипало, рвуци бы его рвало, рабы Божьей Оксеньи не забывало. (НА КарНЦ РАН. А. 7/115. От Е. С. Журавлевой зап. Г. Н. Парилова, 1939 г., Первомайский поселок (п. Шальский), Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 49).[<<]
    Населенный пункт: Шала

  187. [Присушки] 50. Чтобы я нравилась, раба Божия Ольга, всем женихам, боярам и всем православным крестьянам. Ветер буйный, ветер сносный, сними тоску и сухоту от рабы Божей Ольги, неси рабу Божему Николаю в кости и в мозги, в ретливое сердце, чтоб раб Божий Николай не мог без рабы Божей Ольги ни жить, ни быть, ни в компании сидеть, ни с людями говорить. Кыш, все овцы, под лавку: я пришла — волк, всех вас съем. Когда придешь на вечер, последние слова про себя надо сказать. (НА КарНЦ РАН. А. 61/160. От И. А. Лаврентьева зап. А. Д. Соймонов, 1937‑1938 гг., Петрозаводск, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 50).[<<]
    Населенный пункт: Петрозаводск

  188. [Присушки] 51. Когда парень встанет со стула или скамьи, то с этого места нужно выскоблить и бросить на жаркий огонь, и сказать: Как этот огонь горит, так чтобы и сердце раба Божьего (имя) горело по (имя) девушке. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/12. Л. 31. От О. А. Каратаевой зап. В. Кузнецова, 1929 г., Вонжинская (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 51).[<<]
    Населенный пункт: Важинская (Вонжинская)

  189. [Присушки] 52. Помяни, Господи, суженого не в гробу лежащего, на земле ходящего. Суши, Господи, любовь и сухоту в черной печи, в ретивое сердце, чтобы не мог не есть, не пить, не дня дневать, ни часу часовать без рабы (такой-то). (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/4. Л. 41. Исполнитель не указан. Зап. О. Воеводина, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 52).[<<]
    Населенный пункт: Шуя

  190. [Присушки] 53. Чтобы приворожить парня на всю жизнь, накопать корней в лесу на перекрестке дорог и с этими корнями проделать следующие махинации: когда начнешь копать корни, приговаривай: Не пенья копаю, не коренья копаю, копаю богосуженого, богоряженого, чтобы на него сразу тоска напала. Затопить баню и, когда дрова загорятся, бросать корни и приговаривать: Не пенья горят, не коренья горят, горит мой богоряженый, богосуженый. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/22. Л. 46. От Н. Амелькиной зап. К. Н. Обухова, 1929 г., Фофаново (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 53).[<<]
    Населенный пункт: Фофаново

  191. [Присушки] 54. Чтобы лучше присушить парня, нужно пойти в лес и накопать кореньев (любых). Копая их, приговаривать: Не пенья копаю, ни коренья копаю, копаю богоряженого жилья, чтобы на него сразу тоска напала. Когда затопишь баню, нужно положить корни на горячие угли и говорить: Не пенья горят, ни коренья горят, а моего богоряженого жилья. Несколько раз дунуть, и парень присушится к девушке. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/19. Л. 26. От Н. Амелькиной зап. В. Д. Нескучаева, 1929 г., Фофаново (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 54).[<<]
    Населенный пункт: Фофаново

  192. [Присушки] 55. <Приносят чашку воды с берега, серебряные деньги опускают в чашку. Если денежка орлом падет кверху, то вода будет хорошая, над этой водой нашептывают>: Стану я, девица, благословясь, выйду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду во чистое поле. Попадается навстречу царь Соломон. «Куда идешь ты, царь Соломон?» — «Я иду сушить реки, озера и сини моря». Помолюся, покорюся я царю Соломону: «Иже ты, царь Соломон, не суши ни рек, ни озер, ни синих морь; иссуши моего жениха богосуженого, чтобы он не мог не жить, не быть, не есть, не пить, не с кем думы думать, все бы думал да тосковал по мне (имя)». «Христос воскрес» (три раза). После наговора в этой воде нужно вымыться, вынести ее на улицу и вылить на большой угол (в котором иконы висят), и сказать: Как в этом углу почитают Господа Бога, так и мне (имя) почитали в этот день. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/12. Л. 31. От О. А. Каратаевой зап. В. Кузнецова, 1929 г., Вонжинская (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. Р. VI. Оп. 1/23. Л. 26). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 55).[<<]
    Населенный пункт: Важинская (Вонжинская)

  193. [Присушки] 56. В двенадцать часов ночи на крыльцо выходит и говорит: Встану не благословясь, выйду не перекрестясь, из двери в двери, из ворот в ворота, выйду на красно крыльцо, взгляну в чисто поле. В чистом поле стоит царь — волосами бел, глазами — стрель двадцать девять стрел, тридцатая стрела, разлетайся по чистому полю в сердце рабу Божью (такому-то), чтобы не мог не пить, не есть и т<ак> д<алее>. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/4. Л. 41. Исполнитель не указан. Зап. О. Воеводина, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 56).[<<]
    Населенный пункт: Шуя

  194. [Присушки] 57. Ты — любчик мой, я — голубка твоя, съем я тебя с руками, и с ногами, и со всеми молодецкими умыслами. Эти слова нужно повторять три раза, между каждым разом нужно дунуть на привораживаемого. Читать эти слова нужно глядя на объект. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/22. Л. 36. От Н. Амелькиной зап. К. Н. Обухова, 1929 г., Фофаново (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. Р. VI. Оп. 1/19. Л. 21). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 57).[<<]
    Населенный пункт: Фофаново

  195. [Присушки] 58. Глядят ему в глаза и говорят три раза, между ними дуют: Ты — любчик мой, я — голубка твоя, съем я тебя и с ногами, и с руками, и с русыми волосами, и со всеми молодецкими умыслами. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/14. Л. 21. От О. М. Челпановой зап. Г. Лепехин, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Идентичный текст: А. Р. VI. Оп. 1/21. Л. 38). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 58). [<<]
    Населенный пункт: Шуя

  196. [Присушки] 59. Выстану благословясь, пойду перекрестясь из двери́, двери́, становлюсь к востоку лицом, к западу хребтом, буду просить всех ветров и вихорей, и красное солнце: «Красное солнышко, разожги у добрых молодцев ретивое сердце, ясные очи и белые руки, резвые ноги и ретивое сердце; напустите тоску и сухоту от меня рабы Божей». Под конец нужно произнести имя любимого человека, дунуть. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/19. Л. 25. От Н. Амелькиной зап. В. Д. Нескучаева, 1929 г., Фофаново (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. Р. VI. Оп. 1/22. Л. 46). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 59).[<<]
    Населенный пункт: Фофаново

  197. [Присушки] 60. В летние Святки (с седьмого по двенадцатое июля) надо на заре выйти на реку, набрать в пригоршни воды и сказать: Заря-заряница, дай водицы не на хитрость, не на мудрость, на честь и на хвалу своему богосуженому, богоряженому, чтобы не мог ни пить, ни есть, ни по полу ходить, ни с людями говорить, а все об рабы Божьей Лены думал. (НА КарНЦ РАН. А. 169/21. От Н. А. Филькиной зап. Е. Басалаева, Е. Щедрина, 1983 г., Ладва, Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 60).[<<]
    Населенный пункт: Ладва

  198. [Присушки] 61. Вставала я, раба Божия (имя), перекрестясь, благословясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду во чисто поле. Поклонюсь утренней заре Мартьяне, вечерней Соломониди. Двенадцать сестер, буйных братьев, придите ко мне, рабе Божией (имя). Как вы служили верой и правдой Царю небесному, так послужите и мне, — снимите с меня тоску, сухоту великую, печаль неизносную: из белых рук, из черных бров, из сахарных уст, из ретивого сердца и со всего тела белого, а вложите ее в разум и сердце раба Божьего (имя), чтобы он не мог не жить, не быть, не есть, не пить и ни с кем думы думать. Все бы думал, да гадал обо мне, рабе Божией (имя). Чтобы он смертельной тоской сухотовал, день сох при солнце, ночь — при месяце, во все дни и ночи; прозябай с той тоски и до гробовой доски рабою (икс). (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/26. Л. 24. От А. А. Великановой зап. М. Д. Ростовцева, 1929 г., Пустоша (Шуя), Прионежский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 61).[<<]
    Населенный пункт: Пустоша

  199. [Присушки] 62. Стань на веник, листик, что прилип в бане, поднеси левой рукой ко рту и говори: Стану я, раба Божья (свое имя) Татьяна, на шелков веник, на запад лицом, на восток горбом. Помолюсь, покорюсь двенадцати ветрам, двенадцати вихорям: «Снесите рабу Божьему (имя) тоску и кручину, в реко мое <ретивое?> сердце, буйну голову. Ни мог бы он там ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни дни дневать, ни ночи ночевать; проснулся, пробудился, за р<абу> Б<ожью> Татьяну схватился. Бросить листок через левое плечо, взять веник и, не оглядываясь, идти домой. (НА КарНЦ РАН. А. 157/76. От Т. А. Харлашкиной зап. Т. А. Бендь, 1979 г., Заозерье, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. 157/223). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 62).[<<]
    Населенный пункт: Заозерье

  200. [Присушки] 63. Встала благословясь, пошла перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, вышла в чисто поле, поклонилась во все четыре стороны. Ветры-вехори, отнесите тоску и сухоту (имя), чтобы он не смог ни жить, ни быть, ни хлеба съедать, ни воды спивать, чтобы думал, гадал о такой девице (имя). Чтобы тоска-сухота вошла в буйну голову, в белые руки, в резвые ноги, в ретивое сердце навеки веков. При этом надо выйти на улицу, — не днем, — чтобы не видели никто, — или же рано утром, или поздно вечером, — дуть по ветру, косу расплести и говорить эти слова. (НА КарНЦ РАН. А. 159/55. От П. И. Горбачевой зап. С. М. Лойтер, С. Самарина, Н. Иванова, 1981 г., Суйсарь, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. 159/198). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 63).[<<]
    Населенный пункт: Суйсарь на материке

  201. [Присушки] 64. Тридцать бесов, петьдесят дьяволов, не сушите лесу досуха, засушите раба (имя) досуха, чтобы он не мог ни есть, ни пить, ни по белому свету ходить, ни часу часовать, ни минуты коротовать, ни темной ноченьки проспать, все бы думал бы, тосковал обо мне, красной девице. Когда спит, со сна разбудить, когда на работе, с работы послать ко мне, красной девице. Присушают вечером, когда ложатся спать. Можно присушать лежа на кровати, но лучше подойти к окну и говорить, чтобы слова относились ветром. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/22. Л. 44. От Н. А. Масаевой зап. К. Н. Обухова, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Вариант: А. Р. VI. Оп. 1/23. Л. 27. Идентичный текст: А. Р. VI. Оп. 1/19. Л. 24). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 64).[<<]
    Населенный пункт: Шуя

  202. [Присушки] 65. Надо выйти из двора в двенадцать ч<асов>, прочесть заговор три раза, три раза дунуть, три раза плюнуть, — надо так, чтобы никто не видал. Встану благословясь, выйду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, стану лицом к северу, стану кричать: «Триста лесов, триста бесов, триста главных диаволов, отнесите тоску и сухоту к рабу Божьему (имярек), чтоб он не мог без меня ни часу часовать, ни минуты миновать, все бы думал, тосковал обо мне, об красной девице, об (имярек)». (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/15. Л. 9, 10. От Татьяны… зап. Мальцева, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Варианты: А. Р. VI. Оп. 1/95. Л. 9; А. Р. VI. Оп. 1/13 Л. 21). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 65).[<<]
    Населенный пункт: Шуя

  203. [Присушки] 66. Как не могут жить без хлеба, без соли, без ключевой холодной водушки всемирные православные крестьяне, так чтобы не мог жить без меня мой богосуженый, богоряженый, без меня, рабы (имя), ни есть, ни пить, ни по белому свету ходить, ни часу часовать, ни минуты коротовать, ни темной ночки проспать. (НА КарНЦ РАН. А. Р. VI. Оп. 1/22. Л. 44. От Н. А. Масаевой зап. К. Н. Обухова, 1929 г., Шуя, Прионежский р-н, Респ. Карелия. Идентичный текст: А. Р. VI. Оп. 1/19. Л. 24, 25). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 66).[<<]
    Населенный пункт: Шуя

  204. [Присушки] 67. Стала не перекрестясь, пошла не благословясь, из двери в двери, из ворот в ворота; стану к востоку лицом, к западу хроптом; стану кликать и вызывать триста бесов, триста сатанов, самых лучших дьяволов. Я вас попрошу сего желание: «Отнесите тоску и сухоту прямо на летривое сердце (имя), чтоб не мог он без меня ни часу часовать, ни минуты миновать, ни о ком думу думать, только обо мне (имя). Повторяется три раза, в полночь. (НА КарНЦ РАН. А. 178/301. От Е. С. Примеровой зап. Е. Азоркина, Е. Ильина, 1986 г., Ведлозеро, Пряжинский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 67).[<<]
    Населенный пункт: Ведлозеро

  205. [Приворот] Встану благословясь, пойду перекрестясь из ворот в ворота, из дверей в двери, в чистое поле, в чистом поле медная кузница, в медной кузнице 70 мехов, 70 паров мехом менят [так!], паром парят голланский уголь, как этот уголь жжет и разжигает огнем и пламенем, так бы у раба Божия (имя) серце(так!) по рабе Божьей (имя) жгло и разжигало огнем и пламенем, не мог он красотой накрасоваться, житьем заниматься, едой заиса [искаж. заесться], милее и любее всего белого свету, луннее и яснее звезды частые, солнца красного, милее и любее отца и матери. (Ключ и замок моим словам). Повторить три раза (Аминь, аминь, аминь). [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  206. [Приворот] Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Печка-матушка, я тебя молю, я тебя прошу, вот как ты плотно и крепко стоишь, так чтобы крепко и плотно раб Божий (имя) рабу Божую (имя) любил, к груди своей прижимал, целовал, миловал и своей родной называл. Как тебя, печка-матушка, нельзя без дров топить, так и рабу Божью (имя) нельзя жить и быть без рабы Божьей, видеть ни днём, ни ночью. Как, печка-матушка, против тебя кипит вода в чугуне ключом горячо, так бы и у раба Божия (имя) в груди ключом горячо кипело сердце днём и ночью, как ты, печка-матушка, горячо и пылко горишь, так бы у раба Божья (имя) сердце кипело и болело по рабе Божьей (имя). Как, печка-матушка, тебе нельзя без водушки жить, так бы и нельзя рабу Божьему (имя), нельзя жить без рабы Божьей (имя) ни днем, ни ночью, ни по дням, ни по часам, не по минуточкам. Как ты, речка-матушка, наполняешься весной и осенью, так бы наполнялося сердце и любимого раба Божия (имя). Как бы крестильная рубашка к телу близка, так бы раба Божия (имя) рабу Божьему (имя) всю жизнь была близка, чтобы он думал, тосковал, ликовал, и всю жизнь своей называл, и к груди прижимал, целовал, миловал, своей радостью называл. Во веки веков, аминь (3 раза). Я, раба Божия (имя), говорю заговариваю, слинами заплюю, все амином зааминиваю (Аминь аминь аминь). [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  207. Поворот. Как не может жить раба божья ([вероятно, здесь должно быть имя. Скобка не закрыта] без воды, покойник без земли, младенец без матери, так бы не мог жить раб Божий ( ) без рабы Б ( ) век по веку от ныне до веку, ключ и замок моим словам. (Аминь 3 р[аза]). [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  208. [Приворотное] Встану благословясь, пойду перекрестясь из избы дверьми, из ворот в ворота, в чистое полюшко, за воротами на восточную сторону, на восточной стороне доска дубовая тоску тоскует, сухоту сухотует. Так и раб Божий (имя, отчество) по рождению (имя его матери) тосковал бы по рабе Божьей (её имя, отчество) по рождению (имя её матери), не мог бы он ни в еде заедать, ни в питье запивать, ни в душе задумывать. Пойдёт раба Божия (её имя, отчество) по рождению (имя её матери) к синему морю, в синем море серый камень, на этом камне стоит изба о трёх углах, в ней палят, палят и разжигают, так и сердце раба Божьего (имя, отчество) по рождению (имя его матери) разожгли бы, как не может жить раба [так!] без воды, птица без гнезда, покойник без земли, печка без дров, так и раб Божий (имя, отчество) по рождению (имя матери) без рабы Божьей (имя, отчество) по рождению (имя матери) не мог бы жить, ни пить, ни есть, днём бы на уме была, ночью бы из охабки [так!] не шла. Будьте слова мои тонки, ёмки, липки, крепки. Этих слов дуть не сдуть, водой не смыть. Этим словам ключ да замок и животворящий крест. (Надо креститься пока читаешь; прочесть 3 раза). [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  209. [Приворот] Как эта водица горит и тает огнём и пламенем, так у раба Божья (его) пусть сердце по рабе Божьей горит и тает (повтор[ить] 3 раза; выстирать носовой платок и когда печка топится, против огня в печь по трубе пустить воду). [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  210. [Приворот] Тоска [слово подчеркнуто] Раб Божий (его имя) не мог бы он меня рабу Божью (её имя) ни днём ни ночью не забывал и всё время в уме держал. [<<]
    Населенный пункт: Белый Ручей

  211. [«Смотреть на воду»] Слушай еще, как надо говорить: «Зоря-зорюшка на исходе – у раба Божья Николая сердце на... о рабе Божьей такой-то сердце на изводе».[<<]
    Населенный пункт: Морозовица

Свернуть все тексты

Отметить все населенные пункты