Этнография и фольклор Олонецкой и Архангельской губерний

Заговоры Обонежья

Классификация заговоров по: источникам | функциям | датировке | населенным пунктам

Функция: охотничьи

  1. Село Красное Стану благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выду я в чисто полё. Стоит огненой столп, на етом столбе сидит жар девица, наговаривает ключевыя слова рабу Божью человеку, заюшки черноушки, все звери пушыстыя шли бы, бежали в шолковыя готяшки, в железныя клепи, во веки векоф. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  2. Село Красное (Ружья починять.) Мать земля из лыть царя, железо лутше стараго, крепче досальнаго, во веки векоф. Аминь. [<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  3. Село Красное Стану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь отцом прощен, матерью благословлен из избы во двери, из дверей в ворота, выду в чистое поле, помолюсь и покорюсь светлому Христовому Воскресению. Как же мы радуемся светлому Христовому Воскресению, так же и радовалась бы меня рыба всякая и птица, ряпчик, рябухи, косачи, косачихи, ни боялись бы пистуну и ни дыму порохового, во веки векоф. Аминь.[<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  4. Село Красное (Охотника портить.) Ни стрелец идёт, а старец, ни ружья несёт, кадило, не стреляет, а благословляет, все к завтрею оставляет. Старцу мяса нет, собаки белки нет, ружью твоему меты нет. [<<]
    Населенный пункт: Андрюковская (Красновская)
    Датировка: 1914 г.

  5. Встану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из ворот в ворота, из дверей в двери, выйду в чистое поле. Там мои заюшки, горностаюшки, там нитки шелковые. Заюшки, горностаюшки, попадайте в нитки шелковые. Берут траву-юрьевец, обкуривают себя и нитки. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Быковская, 1963 г.) - №1356.[<<]

  6. Встану я, раб Божий Степан, благословясь, пойду, перекрестясь, изизбы дверьми, из сеней воротами. И спаси меня, Господи, от встретного, и от видящего, из окон усмехающегося, от черного волоса, от белого волоса и от русого волоса, от однозубого, от двузубого, от трезубого, от девки-шимоволоски, от бабы-пустоволоски, от старца и от старицы, от колдуна и колдуницы. Во веки веков. Аминь. (Архангельская обл., Каргопольский р-н, д. Рубцово, 1962 г.) - №1358.[<<]

  7. Чтобы собака в лесу не убегала от охотника: Хлеб-кусок — кругом меня, а собака не уйдет от меня. Взять кусок хлеба, вокруг пояса у голого тела обвести и скормить собаке. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Тохта, 1973 г.) - №1361.[<<]

  8. Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из вора воротами, по дорожке, по посекам, по сенничкам, по промыслам. Ставлю силок под елушку, ставлю — под выскерюшку. Попадают рябки-рябушки, и польники-польнюшки, и тетерки-пеструшки. День лежи, два лежи. Летит черный ворон. Полети ты, черный ворон, во девятое царство, к царю к Соломону. Есть у царя Соломона три свадьбы. На этих трех свадьбах есть три царя битых, три коня битых. Там тебя ждут и дожидаются. Ежели ты мне не поверишь, я замолюся Егорию Храброму-Прехраброму. Едет он на белом коне. Искони он тебя порешит и твою жизнь в море потопит. Заговор, чтобы ворон не клевал убитую птицу. Наговорить на хлеб, дунуть, положить его между сосновых лап. (Архангельская обл., Верхнетоемский р-н, с. Бубновское, 1969 г.) - №1362.[<<]

  9. Пойдет охотник на охоту, а другой охотник ему в спину скажет: «Это не охотник, а поп с кадилом, он будет не стрелять, а кадилом кадить». И никогда этот охотник ничего не убьет. (Архангельская обл., Ленский р-н, д. Матрук, 1973 г.) - №1363.[<<]

  10. "Коротколапой, долголапой, одношерстный, двоешерстный, троешерстный шел, бежал бы по своим бы тропам, по своим бы дорожкам, на мою бы ловушку, на мою подставушку, на окладный железный капкашек (или петлю)". Вот он и попадет, прибежит и попадет в капкан.[<<]

  11. [Для успеха на охоте]. Нужно взять с собою кусок хлеба или мяса, на которые наговаривать: В чистом поле, в темном лесе, в тумане великом есть птица полетуща, есть серые гуси, сизые утки. У них бы крылья подломилось, сами бы опустились, перье оборвалось и сели бы на бугор высокий, чтобы меня раба Божия (имярек) не видели и стрельбы моей не слышали и долетела бы до их дробь, как вольное перо. (Доставил г. Никольский из г. Мезени). Для успеха на охоте / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 181, №33.[<<]

  12. [На птичью охоту]. Пойду я, раб Божий (имярек) к церкви, погляжу, как православные собираются и празднуют, и радуются; так радуйся и веселися и летай ко мне, всякая живущая птица, которая Богом Иисусом Христом создана нам на жертву; так не убойся и не устрашись ни меня, раба Божии (имярек), ни лаюшек моих, кобелей; не моги ты ногой переступить, ни крылом встрепенуться до выстрела моего. Как из-под-Ивановской росы человек на коне не уезжает, пешой не уходит, так не улетай от меня, ни какая благословенная птица. Слово мое крепко. К тем моим словам небо и земля — ключ и замок. Аминь. (Зап. А. Харитонов в Шенкур. у.). На птичью охоту / Записал А. Харитонов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 181, №34.[<<]

  13. [Охотничьи слова]. Так бы у меня, раба Божия (имярек), собака не отбегала, птица не улетала, всякая живущая, которая создана у Господа Бога Иисуса Христа, Царя небесного нам на жертву благословенная всякая птица: ряб и рябушка, ко̀пала и тетерка и косачушка, серая, малая утица, — как птица не может лететь от гнезда своего, от детей своих, так не бойся и не страшись лаюшек кобелей моих, и меня раба Божия (имярек), не бойся и не страшись ни юку оружейного, ни дыму порохового, ни боя огненного. Радуйся, птица, и веселися по всяк день, по всяк час и по всякое время: утра рано, вечера поздно, в ветхе месяце, в новце и в меженных днях перекройных. К тем моим словам небо и земля, ключ и камень. Аминь. (Зап. А. Харитонов в Шенкур. у.) Охотничьи слова / Записал А. Харитонов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 181, №35.[<<]

  14. [Для удачи на промысле]. По благословению Господню, идите Св. Ангелы ко синю морю с золотыми ключами, отмыкайте и колебайте синее море ветром и вихрем и сильною погодою и возбудите красную рыбу и белую рыбу и прочих разных рыб и зверей морских, и гоните их из-под мху и кустов, от крутых берегов и желтых песков, и чтоб они шли к нам — рыболовам и звероловам (перечисляются имена всех промышленников) и не застаивались бы на красном солнце, и не залеживались бы на льдинах среди моря, и шли бы в наши заводи, сети и ловушки, и непятились бы наших ленных и конопляных сетей, и всяких разных ловушек, и не пужались бы наших выстрелов и колотушек. Не дайте св. ангелы, тем зверям и рыбам: очам их — виду, ушам их — слуху, и еще, святые Ангелы, сохраните нашу рыбную и звериную ловлю от уронов и от прикосов, от еретика и еретицы, от клеветника и от клеветницы, от мужней жены и вдовицы, и от девки простоволоски, и всякого ветреного проходящого человека и порчельника, от ныне и до века. Аминь. Христос воскресе. Для удачи на промысле («По благословению Господню, идите Св. Ангелы...») / Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 181, №36.[<<]

  15. [На стрелечью охоту]. Говорить трижды на воск: Есть на восточной стороне, есть пресветлое царство и приказательное государство и среди того трисветлого царства и приказательного государства пресветлые великие светлицы солнечные. И как те пресветлое царство и приказательное государство, трисветлые великие светлицы высокие кажутся, так бы и мне, рабу Божию (имярек), на моей на стрельчей охоте стрельчею пищалью казалися светлы и велики, и высоки — и всякая полетущая птица большая и малая, синица и воробей, и всякий зверь порыскучий и ходячий и летучая птица, седящая и летущая, на воды плывущая. Как я, раб Божий стрелец, жду по себе смерти по всякой день и по всякой час, — так бы всякий зверь и птица на моей стрече и охоте, со моею стрельчею пищалью, ждали бы меня по себе. Как я, стрелец, с тылу своего не вижу очей своих, так бы всякий зверь и птица не обозрели и не видели бы меня, раба Божия (имярек), с моей стрельчей пищалью. И как мертвый не видит свету Божия и ничего не слышит, рук своих от грудей не отводит, так бы всякий зверь и птица не видела бы и не слышала бы меня, раба Божия, с моею стрельчею пищалью, и речей бы моих, и не махала бы, и не ворошилась на моей стрельбе, на земли и на воды и на древе сидячая и летучая. Исповедаю во веки веков, аминь. На стрелечью охоту / Записал А. Харитонов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 181—182, №38.[<<]

  16. [От ворона, мешающого охотнику]. Господи, Боже, благослови! Стану я, раб Божий (имярек), благословясь; пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами; выйду на широкую улицу, с широкой улицы в чистое поле, с чистого поля в зеленое лукоморье; пойду на свою милую тропу, на свой завод. Стану я, раб Божий (имярек), становить иа́сточки и силышки на благословенную птицу, которая создана нам на жертву, на ряба́ и рябу̀шку, ко́палу и тете́ру, косача и косачушку. Проклятая птица, поганый, черный ворон, полети с моей тропы, с моего сгодья, за синее море ко Ироду царю; там Ирод царь бьется, дерется, кровь проливает. Тут тебе, черный ворон, столы расставлены, ества сподоблены. На моем лесе, на моей тропе, на моем заводе смоливая спица в правый глаз тебе! К тем моим словам небо и земля — ключ и замок. Аминь. (Оба Заговора записал А. Харитонов в Шенкур. у.) От ворона, мешающего охотнику / Записал А. Харитонов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 182, №39.[<<]

  17. [Слова от ворона обереж]. Господи Боже, благослови Иисус Христос, Сын Божий. Во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь. От востока мьгла и до запада мьгла, от лета мгла от сивера мгла, полетит черной ворон, с воронихой и ястреб с ястребихой, будь ты черной ворон с воронихой и ястреб с ястребихой слеп и темен без ясных очей и без становых костей, не увидиться бы тебе черному ворону с воронихой, ни ястребу с ястребихой, есть в сильи и в слопцах тетери и пеструхи и польника и польнюхи, куропту и куроптихи, рябка и рябухи. Еще у меня, раба Божия имярек, есть на моем на путике и угодьи, ходит Пречистая Мати Божия Богородица, не давает ему есть в сильи и в слопцах тетери и пеструхи, и полника и полнухи, куроптя куроптиху, рябка и рябуху, и меня, раба Божия имярек, ризой укрывает и пламенным оружием опаляет. Полети ты черный ворон с воронихой, и ястреб с ястребихой на сине море, от меня, раба Божия имярек, и от моего путика угодья, и там тебе проклятому именем Господним много у заморского царя свежого мяса и горячей крови, и есть что тебе там пить и исть по всяк день, по утру рано по вечеру поздо, на ветху на молоду и на меженой перекрой; как желту пасыку не бывать в реке и в синем море, и так бы не бывать черному ворону с воронихой, ни ястребу с ястребихой у меня, раба Божия, и на моемь путике и угодье, по всяк день по всяк час, по утру рано и по вечеру поздо, и на ветху и на молоду, в межах на перекрои месяцу, во веки, аминь. Взять земли на своем угодьи и с трех вискурей в платок и силья приложить к песку, говорить те слова трижды и тое силье разоставить, а после того оной песок на своем угодьи положить в три места при ловящих местах. (От г. Хромцова из с. Суры, Пинежского у.). Слова от ворона обереж / От г. Хромцова // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 182, №40.[<<]

  18. [Чтобы ворон не ел попавших в ловушку животных]. Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду перекрестясь, в темные леса по своему путику, по своему ухожью. Воззрю я, раб Божий имярек, черного ворона и вороницу и слепых его родителей; как ты черный ворон и вороница не видаешь в июле месяце воды в реках, в ручьях и в озерах заклятием Ноя праведного и жаждуешь целой месяц, так бы ты не видел у меня, раба Божия имярек, на моем путике, на моем ухожье уловных моих тетерь, рябов и куроптей в моих Пастях, моих слопцах, в моем силье, ни сверх, ни с испода. Полети ты черный ворон и вороница с моего путика, с моего ухожья за синее окиян-море, тамо царь Соломон сына женит и дочерь в замуж дает, убил на свадьбу 300 гусей, 300 лебедей, 300 яловичь, 300 утей; там тебе черный ворон и с воронихой много будет питенья и яденья; а на моем путике, на моем угодье нет тебе ничего ни спить, ни сись, ни сверх, ни с испода, ни в день, ни в ночь, ни на утренней зоре, ни вечерней зоре, млада и ветха месяца, ни в полдни и в перекрое и в меженые дни, ни в ночные часы, во всех месяцах и во все 24 часа всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь. (Трижды читается). Есть у меня раба божия (имярек) генеральный стрелец сам Иисус Христос; у Господа нашего Иисуса Христа солнце лук, месяц стрела стреляет, излучает тебя, черного ворона, и вороницу и слепых твоих родителей и в ночь и по вяксу пору. И где я раб божий (имярек) тебя черного ворона и вороницу, на своем путике и на своем угодье, увижу, тут тебя и подстрелю и ухода своего лишу, всегда, ныне и присно, во веки веков, аминь. (Записал г. Шабунин в Пинежском у.). Чтобы ворон не ел попавших в ловушку животных / Записал г. Шабунин // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 182—183, №41.[<<]

  19. [Против ворона]. Стану я р. Б. им. благословесь, поиду перекрестесь по своему путику и по ворги, как черной ворон и вороница сидели в материном яйце в злотины, не слышили звону колокольного, пенья церковного, так бы и у меня р. Б. и. не видели бы не ворги, не тесков, не силбища, не чухаря, не пеструшки, не полника, не полнушки, не реба, не ребушки, не куроптя, не куроптихи на новцу, на ветху, на перекрое месеце, на утреной зори и и на вечерной, середи белого дни. Горите мои слова востре вострого ножа, востре булатного копья; моих слов клюц замок мать сыра земля Аминь, аминь, аминь. Против ворона // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 183, №42.[<<]

  20. [Против злого человека на охоте]. Стану я р. Б. и. благословесь и поиду перекрестесь, пойду по матери по сырой земли, небом покроюсь, зорею подпояшусь, звеадми обтыцусь; злой лихой человек не может неба покрыти и зори потушити и звезд сощитати и на меня р. б. и. не зла подумать и лиха помыслить. Злой лихой человек зло подумать, поворотись к нему на корень, положи между язык и щоки железна спица: которое слово забыто на заде, будь на переде в лучшем месте; которое слово прибавлено, то бы к ним пристало; И берите мои слова вострей вострого ножа, вострея булатного копия, век по веки, Аминь, аминь, аминь. (Оба из рукописной тетрадки, доставленной писарем Хромцовым из с. Суры, Пинежского у). Против злого человека на охоте // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 183, №43.[<<]

  21. [На птичью стрельбу]. Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Стану я, раб Божий (имя рек), благословясь, пойду перекрестясь, Господу Богу помолюся, пойду из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле, на тихие заводи и в темны леса стрелять всякие полетучие птицы; как я усмотрю, раб Божий, на тех тихих заводях полетучих птиц, гуся и лебедя, и жаравлей, и серых утиц, а на лесу чухарей, пеструх, марьюх, косачей, куроптей; какую седячую и полетущую птицу глаз мой завидит, и ухо заслышит на земли, и на воды, и на дереви седячую, — и та птица сиди до моего пострелу на одном месте, не соходи и не солетай прочь из цели моей и со меня, раба Божия (имя рек), и у моей пристрастной пищали и гладкой дробовки. Помолюся я, раб Божий (имя рек), Михаилу архангелу: «Грозный воевода, Михаил архангел, архистратиг Господень, укрепи ты сердце и у всякой полетущей птицы, чтобы она меня, стрельца, не видела и не обозревала бы меня и с моей стрельчею пищалью и со всем снарядом пищальным, и ясных очей стрельцовых не видела бы. Как мертвый мертвец с места и на место не переходит и на место с места не двинется, так бы всякая птица не убоялася меня раба Божия (имя рек) скоропострельной пищали; и как глаз мой птицу завидит, — и не отходи, не отлетай прочь из цели моей; и как очи мои от меня, раба божия, прочь не отходят и не отлетают, так бы и ты, всякая птица, не отходила и не отлетала от меня, раба божия, (имя рек) и гласа моего, пищального голку, и ныне и присно, во веки веков, аминь». И тех моих слов не отомкнуть, не отгадать и ни какому человеку, ни ведуну, ни ведуньи, ни колдуну, ни колдуньи, ни стару, ни младу, ни малу, ни велику. Аминь. На птичью стрельбу // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 183, №44.[<<]

  22. [Слова утечьи]. Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Как есть окиан море белой камень, на белом камени сам Иисус Христос, сам бел и рукавицы белые, и кнут белой, зогоняет и залучает всякую птицу. Стань и не усыпай по утряной зори, по вечерней зори, святый Лука залучи и зогони, святый Матфей замани и залучи, святый Еремей закрепи от всякого зла и лиха человека, от зуба и от ноктя и от всякого лиха человека. Вся крепость Святого Духа, аминь, аминь, аминь. (Оба Заговора взяты из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогор. у.) Слова утечьи // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 183, №45.[<<]

  23. [Слова стрелять утиц]. Господи Боже, благослови Отче. Во имя О. и С. и св. Духа, аминь. Святый Отче, Симеоне, отверзи от меня, от раба Б. имя рек, всякого злого лихого человека, от моей стрелчей пищали, от щуруна казенового, от гвоздей, от решетки, от трех петель и от ложи, и от скамейки, от доски и от щурупов малых, от прикладу, и тут тебе сатана и диавол нет места, тут почиваеть сам Исус Христос и святая Троица и четыре евангелиста: Лука, Марко, Матвей, Иоанн Богослов и Никита Христов мученик, седят у замка и у пороха и у всей пищалной снасти у меня р. б. имр.; от тое стрелчей пищали бегают беси и диявол дьявольские ученики, ведун-ведунья, колдун колдунья, еретик и еретича, волхв и волхвица, чернец и черница, и девицы и женщины черноглазые и белоглазые и кароглазые, и всяким волосом, от моей стрелчей пищали; куды я р. б. поиду, созади меня раба божия крест и спереди меня крест, со всех четырех сторон кресты, куды я р. б. имр. поиду, крещуся небеси и на земли, ныне и присно, во веки веков аминь, аминь, аминь. На мори ключ креста Христова. (Изображение креста). Кресту Твоему поклоняемся, святое воскресение Твое славим. Господи, благослови Отче. Во имя О. и С. и св. Духа. От замка, от решетки, от казны и от петел, от гвоздей, от шенпура, — Симеоне Отче, моли Бога о мене о рабе б. — отойди сатана и диявол, отойди от меня, от дула, от шенпура, от решетки, от решоточных гвоздей, нету тебе места; туг почивает сам Исус Христос и святая Троица и Владычица Госпожа Богородица и четыре евангелиста, Лука, Марк, Матвей Иоанн богослов, стойте у дула и у пороха и у всей пищальной снасти. Святитель Христов мученик Никита, за нас муки претерпевый, отгони от меня от р. б., от моей стрелчей пищали сатану и дьявола; бегает от меня от р. б. зол человек и диявол. Проклиная вас я р. б. Богу молюся по вся дни и по вся часы, и по всякое время, и на всякую ночь, на молоду и на ветху и на перекрои, и на ущербие и на прибылом месяцу и на убылом, по веки веком, аминь. Господи благослови Отче, во имя О. и С. и св. Д. аминь. Сохрани Господи моего слова и лихия моея думы, и завидящого глаза и думы и помышления моего, а сохрани Господи отца моего и матери, роду и племени, и жен и детей, и товарищев моих стачников и всякого чину священнического, иноческого и всякого чину русских людей иноземцев и о неверных, мужеского полку и женского, сохрани Господи слова и лихие их крови и завидящого глаза и дум и помышлений их, от белца от белицы, от чернца от черницы, от белого, от русого, от черного, от черемного, от холостого, от женатого, от двоеженатого, от троеженатого, от двоезуба, от троезуба, от сутула и на переди покляпого, от горбатого. Стану я р. б. и. благословесь, пойду перекрестяся гуляти со своею пищалию скорострельною на тихие плеса, заводи утишные, как усмотрю я р. б. и. гуси и лебеди и серые утицы и жаравли и всякую птицу крылатую, и пернатую, сиди моя птица всякая крылатая и пернатая до моего пострелу на одном месте, как камень, алатырь лежит на одном месте, не слышит, не видит, ни стуку, ни грому, ни пищального звуку не боится, так бы ты не боялась всякая птица пернатая и крылатая, высоко не отлетывалаб от меня р. б. и., всякая птица пернатая и крылатая, по воздуху и по земли на ногах не отходила, и по воде не отплывала от меня р. б. от моей пищальной цели; как очи мои прочь от меня не отходят не отлетают, так бы той птице пернатой и крылатой, которую глазом увидеть на земли ходячую и сидячую, и на воде плаваючи и на всяком древи сидячи, которую глазом увидят, ухо мое услышит, и той бы моей птицы до моего веления прочь не отлетывать, во веки веком, аминь, аминь. Взять на отпевании у мертвого человека воску вместо и наговаривать: Как тот мертвой умертвился до второго страшного пришествия Христова не вставати, очима свету не обезревати, ногами по земли не хаживати, и рук от сердца не отымивати, так бы той моей птице пернатой и крылатой, котору глаз мой увидит ухо услышит, которую я р. б. вкруг обежу на земли и на деревах сидячу, и той бы моей птице из моего кругу не вылетать, очима свету не видать, а крыльям по воздуху не махиваться, и ногами по земли не хаживать и от моей пищалной цели, во веки веков, аминь. Крест Господень прогоняя своей силой гонит силу диаволю, прогоняет в бездну, во дно адово, у того стиха ключ с неба сойдет, тогда меня р. б. стоять и мою стрелчую пишалну и присно и во веки веков, аминь. Богородица Дево радуйся. (Доставлено г. Хрущовым). Слова стрелять утиц / Доставлено г. Хрущовым // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 183—184, №46.[<<]

  24. [Молитва прикосная на зверя]. Стану я раб божий Н. благословясь, пойду перекрестясь, из избы в дверь, из дверей во двор, из двора в ворота, под восточную сторону. Тут сам Иисус Христось и Пречистая Мати Божия Богородица. Научи же меня, Господи, ловить и промышлять разных зверей: кривоногих, черноухих, красных, черных лисиц и бурнастых, каждых ловецких зверей. Посылает меня сам Иисус Христос к Егорию храброму чудотворцу: он тебя научит ловить и промышлять зверей кривоногих, черноуших, черных, красных и бурнастых лисиц. Я пришел к Егорию храброму чудотворцу; он сидит выше тридевяти апостолов: Научи же меня ловить и промышлять зверей кривоногих, черноуших, красных, черных и бурнастых лисиц, каждых ловецких зверей. По Христову велению, не ослушайтеся меня р. б. Н. Егорий храбрый чудотворец берет от меня р. б. Н. веревки, капканы, тугие луки и самострелы лонского году, снимает и вновь становит, и сам святым духом наказывает и наговаривает: Ой, еси звери лисицы, подьте, побежите от тридевяти ловцов, от тридевяти промышленников к рабу б. Н. по своим полевым тропам, продольным и поперечным, из под вычепу не видеть ни пружинья, ни капканья, ни подхода моего, вперед без ускоку, назад без усмотру, ушком не кивните, глазом не мигните, на сторону не скочите, назад не воротитесь, души ваши сквозь ловушки, а туши ваши в ловушку; ой, еси звери кривоноги, черноухи, черны, красны лисицы и бурнасты; ой, еси ловетские звери лисицы, если не побежите сквозь петли и капканы сквозь тугие луки и самострелы, Господь нашлет с небес огненное пламя и вас лисиц сожжет и спалит, не будет вам уходу, ни в гору, ни в воду, ни в каменны пещеры; век по веку, доскончания века. Будьте мои наговорные слова имки, ярки на новчю и на перекрой месяцу. Тем моим наговорным словах ключ и замок, ключ щука, а щука в море от лихих людей, от завидящих, от своей думы, во веки веков, аминь. Бог моя надежда. Как идуть с ловли: Как на мой булатной нож никто не может думой подумать, мыслей помыслить, речи выговорить, также на меня раба б. Н. на все мои капканы и ружья дробовки и винтовки. Иду я р. б. Н. с промыслом звериным и птичьим за огнем забытом; ежели завидит человек черной, черемной, частозубой, редкозубой, женка белоголовка, девка простоволоска, поп, попадья, дьякон, дьяконица, дьячек, дьячица, пономарь, пономарица, чернец, черница, от своей думы, от своей молвы и помолвы, от товарищевой думы, от своей семьи, от товарищевой семьи, черь моей думы, черь*) моей речи, черь моей крови от колдуна, от колдуньи, от говедуна,**) от говедуньи, от всякого злого человека и всякую злую завидищею кровь, злому лихому соли в глаз, смолы в глаз, дверсты***) в глаз, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь. Тем моим словам небо — ключ, земля — замок. Говорить три раза на нож, или на сук дерева, или на ком снега. Сей грамоты не показывать никому и не сказывать. (Доставлена в г. Холмогорах, Холмогорским мещанином Палеховым.) Сноски Сноски к стр. 185 *) Черь — чур. **) Говедун — волшебник. ***) Дверста — камень толченый, дресва. Молитва прикосная на зверя / Доставлено мещанином Палеховым // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 184—185, №47.[<<]

  25. [Охотничьи заклинанья]. Господи, Боже, благослови! Стану я, раб божий (имя рек), благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами, в чистое поле за воротами, из чистого поля во темный лес. В темном лесу стоит кипарис-древо; под тем кипарисом сидит сама Мать Пресвятая Богородица. Держит она во своей десной руке три прута: прут железный, прут медный, прут серебрянный. Ударю я первым прутом по сырым лесам, ударю я другим прутом по мхам, по болотам: сырые леса сшатаются, мхи-болота сколеблются; разбежатся белые звери горностаи на все на четыре стороны: побегите вы, кривоноги, чернохвосты! Ударю я третьим прутом белого мужа жубрила. Ай, ты, бел муж жубрило, сам ты бел и конь под тобой бел; заезжай и залучай со всех четырех сторон, со стока и запада, и с лета и сивера: идите со всех четырех сторон, белые звери горностали; как идет солнце и месяц и частые мелкие звезды и вся луна поднебесная идет неотпятно, так идите на мой завод, на мои сгодья, к моим плашкам, белые звери горностали, а минуйте, проходите мои силья пасти; они не по вас излажены. Кушайте по плашкам мои ествы: те мои ествы лучше и слаще матерняго молока. К этому моему слову ключ и замок отношу я с окиан-морю. Есть на окиане-море остров велик, к берегу лежит бел-камень Алатырь; под камнем стоит живая щука, пожрет тот мой ключ и замок. Кто кругом окиан-моря обойдет, кто около окиан-моря песок вызоблет кто из окиан моря воду выпьеть, кто ту живую щуку добудет, ключ и замок мой достанет, — тоть мой промысл попортит. (Записал А. Харитонов в Шенк. у.) Охотничьи заклинанья / Записал А. Харитонов // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 185, №48.[<<]

  26. [Слова горносталие]. Стану я р. б. и. благословесь, пойду перекрестесь на добрые дела, на промысел ловити белых зверей, горносталев чернохвостых, помолюся Самому Исусу Христу Небесному Царю. Сам Исус Христос Небесный Царь меня р. б. и. не ослышается, посылает св. Николу на пособ и на помощь ловить белых зверей горносталей чернохвостых, хитрых и мудрых слуг посылает ко мне р. б. и., приходит ко святому Николы, моит свои белые руки, утирает своим белым полотенцом, садится на золотый стул, рушает и редит сахарные ествы на белого зверя, горносталя чернохвостого на престоле: ешьте белые звери горностали чернохвостые, ешьте наживки, рябка и пеструшку и мышку, буде вы белые звери горностали чернохвостые, не станите есть наживки, наложит той Никола на тебя белого зверя горносталя чернохвоста тоску и сухоту, и велику тяготу, не можно тебе белому зверю горносталю не жити, не быти; отмыкает святой Никола земную широту, небесную вышину и роспускает белых зверей горносталев чернохвостых. Как идут и текут в синее море быстрые реки со всех четырех сторон, так же вы белые звери горностали чернохвостые без отпяту и без отвороту на мое угодье к моим плашкам, ешьте вы белые звери и горностали, ешьте в моих плашках со всех четырех сторон, буде не станете в моих плашках наживки с концов и с боков и со всех четырех сторон, наложит святой Никола тоску и сухоту и велику тяготу, не можно тебе белому зверю горносталю чернохвостому без моих плашек и без моих наживок не пити и не исти, знаю не знаю, помню и не помню, исполни Господи слова сии. Придешь к первой плашки, проговори: идет святый Никола, святый Георгий, белому зверю горносталю чернохвостому чур вас бьет от земли и до неба, и до небесной высоты, кто злой, лихой человек, завидливой подумает — мысел помыслит, порчами портит, уроками урочит, травами и словами, и кореньем и которыми злыми и лихими делами, тот же лихой человек колом обился, сычецу отпелсе, кровию отбелисе и будь у меня р. б. и. от моего лову и промыслу, от моих белых зверей горносталев чернохвостых, и знаю и не знаю, помню и не помню, исполни Господи мои слова все сполна. Вымать горносталя из плах, приговор: Приведи белой зверь горносталь чернохвостый отца и матерь, жену свою и детей своих, и весь род род свой ко мне р. б. и. ко всякой плашке, ко всякому месту, подо всякой елью больше старого, Господи Христос, сколько мне надобно р. б. и. Сей вышеписанной приговор изо плашек вымать горносталев, как оной попал лежит от плашки, так его сквозь плаху принимать и назад оттягивая вышеписанные приговоры наговаривай в мед, а мед бери у церкви о трех праздниках: о Блоговещении Пресвятыя Богородицы и неделю о Пасхи и Троицын день, по толикому числу храни в удобном месте, наживы мажь чесноком, мажь против наживы верхную половину весьма, и белка идет, как первого горносталя упромыслишь, то из него сердце и печень вынь совсем и высуши в чистой тряпки, вси слова наговори с нею, и с собой неси как промышляешь. (Из старин. рукопис. сборника, присланного из с. Ваймуги). Слова горносталие // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 185—186, №49. [<<]

  27. [Заговор о ловле горностаев]. Стал я, раб божий (имярек), благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверми, из двора воротами в чистое поле, за дворами, в зеленые луга, в темные леса на свой добрый промысел, ставить свои ловушки и поставушки свои пасти, деревянные сосновые плашки на белых зверей горносталей черноглазых, широкоухих, коротконогих, чернохвостых, умывшись водою с матушки реки Пежмы. Как матушка Пежма река срывает и смывает красно крутые бережка и мелкосыпучие пески, так бы срывало и смывало с меня раба божия (имярек) и с моих ловушек и поставушек сосновых, и в моих мышьих и мясных и рыбных наживок и насторожек; и как матушка Пежма река утекает и убегает в океан — синее море, взад не ворочается, так бы и ко мне рабу божию (имерек) и к моим ловушкам и поставушкам, сосновым плашкам и к моим наживкам и насторожкам, мышьим и мясным и рыбным, белым горносталям черноглазым, широкоухим, коротконогим, чернохвостым взад неворочаться. Как матушка Пежма река скоро течет и бежит быстрыми струями в океан синее море, так скоро теките и бегите белые горностали черноглазые, широкоухие, коротконогие, чернохвостые со всех три-девяти рек, со всех три-девяти озер и со всех четырех сторон в мои ловушки, поставушки, сосновые плашки и к моим столам поставленным и ествам наложенным, пейте и попивайте, ешьте и поедайте пищи медовые гладкие и пресны, ествы сахарные, черную, серую, белую, красную и полосатую мышь и заячье, и птичье мясо и водяную рыбу без-отступно и без-отворотно, а назад не возвращайтесь, попускайте на свои буйные головы и на свои ретивые сердца, по утру рано и вечеру поздно, днем и ночью, по вся дни и по вся часы, во всякое время, век по веку, от ныне и до веку Будьте мои слова хитры, мудры, действительны. Коль елико мечь, сабля и нож булатный и коса преостра, мои слова сильняе меча, сабли и ножа булатна и косы преострой. Будьте мои слова крепки и горносталям лепки, как сосновая смола и еловая сера, моим словам ключ и замок река да песок. (Доставил свящ. Карелин из с. Ровдина, Шенкур. у.) Заговор о ловле горностаев / Доставил свящ. Карелин // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 186—187, №50.[<<]

  28. [Слова ловить векош]. Благослови Господи, Господь Исус Христос, Сын Божий, во имя Отца и Сына и святого Духа и во веки веков аминь. Стану я р. б. благословесь, пойду перекрестесь Христу на восточную сторону, на Божий свет осмотрю я р. б. на ясном небе первую звезду, против того осмотру на сырой земли порченика уросника или злого призорника, злого завидящого словесника или травеника или на меня р. б. или на товарища моего, или на мою собаку, или на мою всю лесну снасть, или на мой весь лесной промысел кто думат зломыслит, я р. б. возьму ...... лук, накладываю медну тетиву, емлю я р. б. и. костяну стрелу, пострелю я р. б. и. костяну стрелу, пострелю я р. б. на ясном небе первую звезду, против того пострелю на сырой земли порченика или призорника, злого завидника, словесника, травеника, или кто на меня р. б. и. или на товарища моего или на всю лесную снасть, или на мой весь лесной промысел лихо думает, зло мыслит приговариваю я р. б. и. к той костяной стрелы: полети ты костяная стрела в чистое поле, в темный лес, в сырый бор, в сухое дерево лонгу, в скрыпучее дерево, рошиби на мелкие жеребки, и вышла та костяна стрела из сухие лонги из скрыпучого дерева. Еще я р. б. приговариваю к той костяной стреле: полети ты костяная стрела к старому хозяину к колдуну, к ведуну и к порченику, и к урочнику или призорнику, злому завиднику словеснику или к травенику ли, хто на меня р. б. и. и на товарища моего и на всю лесную снасть и на весь мой лесной промысел лихо думат, зло мыслит, и пади ты костяна стрела к старому хозяину колдуну или к ведуну, к порченику к урочнику, или к призорщику злому завиднику, словеснику ли к травенику в серцо и печень и белы груди, расколи ретивое серцо в становые жилы и в сердечные и в ручные и в ножные и в подпятки и во всю его лесную снасть, в оружие и в порох и в свинцову пулю, собаку и в товарища его, и как той сухой лонги скрыпучему дереву не отростать и не оживать, в сыром бору не стоять, и так бы порченику, урочнику, призорнику, или злому завиднику словеснику, или травенику в лесу не быть, промышлеником не бывать, с оружием не хаживать, не было бы ему приспоры ни в хлебе ни в соли, ни в скоте ни в животе, ни в домашнем числе и в лесном промыслу. Которые слова в обороне и не в договоре, будьте мне р. б. в помощь, а о помощь и вперед поступайте; будь моя молитва во веки веков аминь. Слова ловить векош // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 187, №51.[<<]

  29. [На беличью ловлю]. Господи Боже благослови, Отче. Во имя О. и С. и св. Д. аминь. Как родился сей раб младенец, незнает себе ни имени ни вотчины, ни отца ни матери, ни роду ни племени, и не страсти и не боязни, не имеет в себе не ума и не разума, и на ногах скорого и тихого хождения, ставания, скакания и не пути и не дороги, не днины не ночи, и тако же бы меня раба б. не огненого моего оружья и свинцовой пули, ни пороху, не моей промышленой собаки белые звери белки и всякие поголовные птицы не знали бы, и не имел бы о себе ни ума и не разума, в ногах скакания, в крылах махания и не страсти и не боязни, в день под красным солнцем в ночь и под младым светлым месяцом, и находи на их неум великой на древах, и будьте вы мои слова пушкой белой зверю и белой голубой белке и всякой поголовной птицы, будте крепки лепче клею, крепче синяго булату Святым Духом Божиим изволением Господним благословением, всегда и ныне и присно во веки веком, аминь; и не пути и не дороги и не дни не ночи, всегда бы были тихи кротки и смирены, как малой младенец перед материю смирен, такоб передомною р. б. белые звери и всякие поголовные птицы кротки и смирения. (Извлечены из старинной рукописи, доставленной из Пинеж. у. кр. Хромцовым). На беличью ловлю // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 187, №52.[<<]

  30. [Отпуск лисиц ловить]. Молитва 1-я. Господи Боже благослови, есть трава во лузех Господаре, кто на миня р. б. и. то1) подумает на мою лыжницу и на мой волок и на мой сахарной кусок2) и на моих лисок и лисавок и на мои ловецкии промыслы, и лиха бы на меня на р. б. и. не думали, а хто что подумает и то3) ему круг4) головы да в пазуху. Молитва 2-я. Господи Боже благослови во имя О. и С. и св. Д. Свята Троица живоначальная и Георгий Страстотерпец Христов, покрываюся я р. б. и., оболокаюся5), подпоясываюся со оружием, покрылся есми я р. б. и. от всяких людей и супостатов, против меня солнице, над главою моею месяц, звезда моя в нееси, связал: вы есте на сем свете вольном семдесят князей силних, такоже есте свежити, наших лихих людей и супостатов колдунов и колдуньей, вешняков и вещиц, порчеников и порчениц, стрижных и по стрижных6), черных и черемных и сивых и русых, самоединов и самоедок, старцов и стариц, попов и попадей, дьячков и дьячиц, пономарей и пономариць, кузнецов и кузнечиць7) посников и лясников8) и застников и рыбников, мужей и жен9) и михонош своих и нот10) свою думу и старых и младых людей и лихого человека от меня р. б. и. и от моей лыжницы и от моего волока и от моего сахарного кусья, за верховище ударьте его в сырую землю, шибите его в сильное гнездо, чтобы он лихой человек лежал 12 дней без ума и без памяти, света бы божия не видал и рук бы своих не обозрил по всякой день; и тех моих молитв и слов ни водою ни росою не залить и дождям не смочить, аминь моим словам и молитвам ключ и замок и вся крепость Святого Духа, и ныне и присно и вовеки веков, аминь. По утру оболокатца и говорит молитва 3-я: Господи Боже благослови я р. б. и. оболокаюсь солницем и светлым11) месяцем, покрываюсь оболоком от земли и до небеси, около меня р. б. и. град Вифлием, а в том граде породила Пресвятая Богородица Сына своего Господа нашего Исуса Христа, — ангелы и архангелы и все лики святых и св. Дмитрей Селунский и св. Георгий храбрый, и те миня оберегут и огородят своими скипетры, не дадят на миня р. б. и. и на мои промыслы и на мои ставушки и ловушки и на моих лисок и лисаков12) всякие ловецкие промыслы иноплеменником лихим людям лихими отговорами13) лихими призорами двигнути служебника своего меня р. б. и. на царя Александра Македонского, ни стару, ни молоду, ни черну, ни черемну, ни белу, ни русу, ни смуглу, ни седуну, в годах, ни колдунам, ни еретикам, все те предо мною как птицы пред соколом. Даждь совершением14) вовеки аминь. Завижу перейму мудрецем и церемисам15) татарам, еще я вам порченикам и порченицам, колдунам и колдуньям, ведуны и ведуньи переспешнии и переспешницы16) галилейцы17), одноженцы и двоеженцы и троеженцы, однозубы и двоезубы и троезубы, одноглазы и двоеглазы18), черные и черемные, русые и смуглые и желтые не мощно19), вам меня р. б. и. не уркнуть не испортить, но и метель не может высоко лететь не тяжело пасти, како ли20) из роженицы дитя темянем выйдет, тогда меня р. б. и. уркнут и испортят и изурочат; как от роженицы дитя теменем родиться не может, так не можно порчам прямо летать на миня р. б. и. от наших супостатов и от лихих людей на мои ловецкие промыслы21) по всякой день и по всякой час во младе месяце и в ветху и на перекрое, и тех моих молитв и слов водою и росою не залить и дождем не смочить, аминь моим молитвам ключ и замок и вся крепость св. Духа аминь. Молитва 4-я. Господи Боже благослови. Во имя Отца и Сына и св. Духа. Стану я, раб божий имярек, благословясь, пойду в чистое поле, в темные леса своих смотреть лоушек и ставушек; и встречу я, раб божий имярек, св. Георгия Храброго, едет св. Георгий храбрый на своем сивосивом коне, плеткой постегивает, копием погоняет черные лисицы и лисавки, красные лисицы и лисавки, бурнасты лисицы и лисавки, рыси и росомаки, волки и волчицы, бей болно и гони безпамятно и безотпятно и безотворотно и22) моим ставушкам и лоушкам, по моей лыжницы по моему сахарному кусью во23) все четыре стороны по всякой день и по всякой час тем моим словам замок святым духом, аминь. Молитва 5-я. Господи, Боже, благослови. Стану я, раб божий имярек, благословясь, пойду перекрестясь в чистое поле в зеленую дубраву, смотрят на миня потаенники и помышленники и забаенники, не смотрите вы на меня, раба божия имярек, на мои ловецкие промыслы всякие, и как вам потаенникам иномышленникам и забаенникам и заугорникам24) чрев своих не видать и руды своей не пивать, так бы меня, раба божия имярек, и моего промыслу не уркнуть и не испортить и не изурочить порченникам и колдунам и ведунам, стрижному и постижному25), сутулому и горбатому, из лесу приходящему и с поля видящему, на лесу лежащого, сидяча и стоящого26), закрой и защити Господи, от всякого человека и супостата и от всякия лихия горячия крови по всякой день и по всякой чась, а того моего огорода и тое моей молитвы, ни водою ни росою не залить, и дождем не смочить, аминь моим молитвам, ключ и замок и вся крепость св. Духа, аминь. Молитва 6-я. Господи, Боже, благослови. Стану я, раб божий имярек, благословясь, пойду перекрестясь, выйду в чистое поле, умоюсь водою и росою, утруся тканым преденом27), и встану я, раб божий имярек, в чистом поле между небом и землею, обтыкаюсь28) частыми звездами, подпояшусь белым светом, замкнуся младым месяцем, помолюся29) Пречистой сущей Богородицы: Пресвятая сущая Богородица закрой и защити меня, раба божия имярек, ты своей ризой железной и нетленной, от колдуна от ведуна и от ведунов, от вешника и от вешниц, от порченика и от порчеников30), от стрижного и от постижного31), от дохтура и от дохтурицы, от черного и от черемного, от сивого и от русого, от белого, от бояр и от гостей, от немець и от татар, от самоединов и от самоедок, от отрока и от отроковицы, от старцов и от стариц, от веселого и от михоноши32), и от своего поту, и от своей думы, от старых и младых людей, и от всякия лихия горячия крови, и отче, я тебе помолюсь, и отче, я тебе поклонюсь. Пресвятая сущая Богородица помолися же ты о мне, рабе божьем имярек, Иисусу Христу Небесному Царю, о моем промысле. Иисус Христос небесный Царь сотворивый небо и землю, и все святители, святые Христовы, и сотворил Христос святого Илию милостивого, и св. Георгия Храброго, и святого бога Козму-Демьяна, я тебе св. Илии милостивому помолюся и поклонюся о себе, раб божий имярек, и о моем промысле, и как ты, св. Илия милостивый, на своем савосивом коне ездишь во все четыре стороны, по крутым красным горам по желтым пескам; и как ты св. Илия милостивый своим святым духом одымаешь и очищаешь бел снег с крутых гор, с желтых песков и берега омываешь, очисти же ты с миня, раба божия имярек, и с моего угодия33), и с моих ставушек и ловушек всяких, всякую порчу и всякую притчу, и кое прежде сего бывало; и как ты св. Илия милостивый украсил34) тридевять храмов, тридевять церквей — своих святых божиих блогодатиею Божиею, такожде ты меня украси, раба божия имярек, в чистом поле в зеленом лузе35), своим святым духом блогодатиею божиею в моем ухожье, в моих ставушках и ловушках, и как ты св. Илья милостивый, очищаешь тридевять храмов и тридевять церквей своим духом и как ты Илья милостивый убиваешь сатану и дияволов из своего огненного оружия, так же ты св. Илия милостивый — убей36) же моих порчеников и порчениц, колдунов и колдуний, ведунов и ведуниц, стрижного и постижного, дохтура и дохтуриц, черного и черемного и русого, князя и боярина, гостя и немець, и татар, и самоединов37) и всякую лихую горячую кровь; и как ты Илия милостивый замыкаешь тридевять храмов и тридевять церквей божиих в тридевять замков и в тридевять ключей, от сатаны и от дияволов, такожде св. Илия милостивый замкни меня, раба божия имярек, ставушки и ловушки, в тридевять замков и тридевять ключев моих в железной тын38), от колдунов и от колдуниц, от ведунов и от ведунок и от ведуниц, и от всякого злого лихого человека, крещеного и некрещеного, и кой колдун и колдунья, ведун и ведунья, и меня портит, кой сидит на пече и на воронце и на голбече, и на полатях на кутнике39), на полу и на лавицы, на конике и на шеске, на край поле на среди, на ноче40) и на мосту, на дворе и на улице и вытти гледеть41) и того убей, и будьте вы мои слова острее меча и сабли и всякого оружия же железного, и булату бритчае, и то моим словам ключ и замок, и вся крепость святого духа, аминь. Молитва 7-я говорить над зверем над носом42). Господи Боже благослови, посылай Христос сороков на тысящу атаману с товарищи, аминь, аминь, аминь. Да у первого зверя переломить нога передняя правая, а задняя левая, а сердце вынять, да краски взять на платок, да подкуритца когда лов потравитца. Молитва 8-я: Господи Боже, Исусе Христе, наш Вседержитель прообразил еси Мойсеовою палицею честного и животворящого креста образ Господа нашего Исуса Христа, его же дал еси на соблюдение душам и телесам нашим на отгнание всякого врага видимого и невидимого; Твоею, Господа, силою буду соблюден всегда я р. б. и. от всякого злого человека и от всякия пакости денния и нощния, и укрепи мя без пакости и без мятежа, сохрани мя недвижима43) соблюди и спаси раба своего, яко благословися и прославися пречестное и великолепное имя Твое Отца и С. и св. Духа ныне и присно, и в. в. аминь. Молитва 9-я говорить на поросу44) после 3-й молитвы: Господи Боже благослови, помолюся и поклонюся я р. б. им. Исусу Христу, есть чистое поле и есть в чистом поле море акиян, середи святого моря акияна есть святой златой шалом45) и есть стоит46) злат дуб, корение златое и всяко47) злато и весь дуб злат; под златым дубом есть тридевять братов, у тридевяти братов тридевять луков, у всякого по три девять стрел, и помолюся и поклонюся я р. б. и. св. Георгию страстотерпцу и три девяти братом, поидите вы тридевять братов во все четыре стороны, и святого моря акияна и святого злата шолома, и во все четыре стороны, в восточную, в полуденную, в западную и в нощную; заставайте же вы и залучайте же вы всякие ловчие48) звери, красные лисицы и лисавки бурластые, лисицы и лисавки, черные лисицы и лисавки, рыси и росомаки, волки и волчицы, и всякие ловецкие звери заставайте же вы и залучайте же вы; св. Георгий страстотерпец гони ко мне, пристеливайте ко мне к р. б. и. к моим ставушкам и ловушкам ко всяким из тридевяти луков по тридевяти стрел, отстреливай49) же вы от тридевяти ставщиков50), от тридевяти ловушников, от тридевяти колдунов, от тридевяти ведунов; и св. Георгий страстотерпец гони ко мне р. б. и со всех четырех стран красные лисицы и лисавки, черные лисицы и лисавки, бурнастые лисицы и лисавки, рыси и росомаки, волки и волчицы ко мне к р. б. и. по всякой день и по всякую нощь и по всякой час, по утру рано и повечеру поздо, и как идут сколь скоро и борзо большие реки и малые речки, ручьи и паточины и бежат сколь скоро и борзо51), безотпятно и безотворотно, и безовсякого отступания и ослушания, и так же бы шли и бежали ко мне р. б. и. всякие ловчие звери, красные лисицы и лисавки, бурнастые лисицы и лисавки, черные лисицы и лисавки, рыси и росомаки, волки и волчицы ко мне р. б. и. к моим ставушкам и ловушкам, по моему волоку к моему сахарному кусью безотпятно и безотворотно по всякой день и по всякой час, по всякую нощь в утре рано и в вечеру поздо, заставайте же вы и залучайте же вы на утренной зори и на вечерной и на солнышном всходе; и еще я р. б. и. помолюся и поклонюся52) св. Георгию страстотерпцу, езди же ты св. Георгий страстотерпец на своем савосивом коне, заставай же ты, государь, залучай же ты, государь, со все четыре стороны: от тридевяти морь, с тридевять поль, с тридевяти озер, с тридевяти рек, с тридевяти болот, с тридевяти зеленых лугов шли бы и бежали всякие ловчие53) звери красные лисицы и лисавки, бурнастые лисицы и лисавки, черные лисицы и лисавки, рыси и росомаки, волки и волчицы всякия ловчия звери ко мне р. б. и.; как всходит красное солнце и млад светел месяц и частые звезды безо всякого отступания и ослушания, шли бы и бежали ко мне р. б. и. к моим ставушкам и ловушкам безотпятно и безотворотно, безо всякого отступания и ослушания у54) млада месяца, слава тебе и слову моему во веки веком аминь. Обережимая55) молитва 10-я. Господи Боже благослови, Христе Сыне Божий, и я р. б. и. стану благословесь, поиду перекрестесь, спущается с небес Николай скорый помощник с двунадесяти учениками, садил56) Николае на три пещеры каменные, емлет Николае скорый помощник три лука золотополосые57) и три стрелы золотоперые, стреляет Николае и сберегает меня р. б. и. от порченика от порченицы, от колдуна и от колдуньи, от черна и от черемна от бела и от руса и от киловата беса58) и от плешивого и шутливого, от женки белоголовки, от девки простоволоски и от своего помысла, млад месяц светел ярки слова замок аминь, моим словам ключ и замок и вся крепость св. Духа аминь. И летят тридевять воронов в восточную сторону на синее море и несут тридевять замков и тридевять ключев и стретит Илия милостивый: куды вы есте воронье полетели, куды есте вы замки и ключи понесли; полетели мы, св. Илия милостивый, и понесли мы те замки и ключи во святое море акиян от того р. б. и. и положим мы те ключи и замки во святом море акиане под бел-свят камень латырь, и как те замки и ключи песком замоет, водою замоет, и как тех замков и ключов не добыть из святого моря-акияна из под латыря каменя, и как того каменя незглодать всякому человеку и меня р. б. и., и моих ловушек и ставушок, и моей лыжницы и моего волоченя, и моего сахарного кусья и моей добычи всякой лешебной не уркнуть и не испортить ведуну и ведуньи, колдуну-колдуньи, вещику и вещицы, порченику и порченицы, стрежному и постижному и всякому человеку крещеному и некрещеному, сиву волосом, русу волосом, черну волосом, черенему волосом и всякой лихой горячей крови и меня р. б. и. и моих ловушек и ставушек и моей лыжницы и моего волоченя и моего сахарного кусья и моих лисок и лисавок красных бурнастых, черных лисочек и лисавок и моей добычи всякой лешебной неуркнуть и неиспортить, неизурочить по всякой день, по всякий час и по всякую ночь, по утру рано, по вечеру поздо, на утрянной и на вечерной зорях, и кое слово забыто было и то слово впереди стало в лутчем месте, и кое слово прибавлено и то бы слово к ним же пристало о младе месяце в полне и в перекрои; тех моих молитв и слов не водою не росою не залить, не дождем не мочить аминь, моим молитвам ключ и замок и вся крепость св. Духа от ныне и довека и вовеки веков, аминь. Над зверем пришед говорит: Г. И. Хр. С. Б., помилуй мя грешного р. б. и. в день и в нощь, я тебе не завидник, я тебе не отретчик, я тебе не урочник, я тебе не отговорщик, я тебе не призорщик, нет тебе не уговорщиков, нет тебе не завидников, нет тебе не урочников, не от мужеских плодов, не от женских плодов, не от лихия крови, не от лихого человека, не от колдунов, не от колдуньей, не от ведунов, не от ведуньей, не от порчеников, не от порчениц, не от стрешного, не от постижного, не от сутулого, не от горбатого, не от самоедина и не от самоедок, не от веселых, не от лихонош, не от путников, не от лесников, не от засчиников, не от рыбников, не от моего поту, не от моей думы, не от старых, не от младых, не от всяких людей, не от первоженца, не от двоеженца, не от троеженца, не от первозубого, не от двуезубого, не от троезубого, не от сива волосом, не от черна волосом, не от руса волосом, не от чернеца, не от черницы, не от схимников, не от схимниц, не от белцов, не от белиць, не от отроков, не от отрочиц, и так бы мой добыток не слышил, не видел не уроков, не уговоров, не прозоров, не стречи, не притчи, не ведунов, не ведуньей, не вещиков, не вещиц, не порчеников, не порчениц, не старцов, не стариц, не стречного, не постижного, не дохтура, не дохтурицы, не черных, не желтых, не путников, не лесников, ни рыбников, ни заешников, ни мужиков, ни женок, ни веселых, ни лихонош, ни моему поту, ни моей думы, ни моей крови, ни старым, ни младым, ни всяким людям, ни сиву волосом, и так бы мой добыток не слышил, не видел по всякой день, по всякой час, по всякую ночь, по утру рано, по вечеру поздо, на утренной зори и на вечерной зори, млада месяца и ветха, в полне и в перекрое, и тех моих молитв и слов ни водою, ни росою не залить, не дождем не смочить аминь, моим словам ключ и замок и вся крепость св. Духа, ныне и присно и вовек веком, аминь. Говорить над зверем над носом: Господи Боже благослови, Отче посылай сорок59) на тысячу атаману с товарищи, и как та лисица шла со все четыре стороны к моей лыжнице по моему волоченю60) и к моему сахарному кусью безотпятно61) и без отвороту, и так же бы шли и бежали со все четыре стороны всякия ловчия звери, красныя лисицы и лисавки, бурнастыя лисицы и лисавки, черныя лисицы и лисавки, рыси и ресомаки, и волки и волчицы и всякие звери дорогоценные ко мне р. б. и к моей лыжницы по моему волоченю, к моему сахарному кусью безотпятно и безотворотно, по всякой день и по всякой час и по всякую ночь, в утре рано в вечеру поздо, на утрянной зори и на вечерной зори, и как тое лисицы век по веку не хаживать, по свету и по земли. Трижды. (Списано с двух старинных тетрадок доставленных из с. Суры, Пинежского у. волостным писарем Гр. Хромцовым). Сноски Сноски к стр. 187 1) Вар. тож. 2) Сахарное кусье. Сноски к стр. 188 3) Инобы. 4) Вкруг. 5) Оболоком. 6) Стриженных и постиженных. 7) Кузнецыц. 8) Польников и лестников. 9) Проп. веселых. 10) Под. 11) И светом. 12) Лесавок. 13) Огородами. 14) С утверждением. 15) Черемисам. 16) Перешнии переспешницы. 17) Галеницы. 18) Проп. и троеглазыи. 19) Не можно. 20) Когда ли. 21) На мой ловчей промысел 22) и к. 23) Со. Сноски к стр. 189 24) Забаешники и заугольники. 25) Стриженному и постиженному. 26) Лежача и сидяча и стоячого. 27) Тканым пряденом. 28) Отычусь. 29) И поклонюся. 30) От порчениц. 31) От стриженного и постиженного. 32) Лихношой. 33) Ухожья. 34) Упросил. 35) Лесе. 36) Убивай. 37) Самоедцов. Сноски к стр. 190 38) В железном тыне. 39) На конике. 40) На пороге. 41) И выти гледи. 42) Над носов. 43) Не движимя. 44) На покрасу. 45) Шолом. 46) Святый. 47) И все. 48) Ловецкие. 49) Остреливает же. 50) Стаушников. 51) К морю. 52) Покорюсь. Сноски к стр. 191 53) Ловецкие. 54) Млада месяца. 55) Обережная. 56) Садится. 57) Свой лук золотополосый. 58) Буса. Сноски к стр. 192 59) Сор�ков. 60) Волочию. 61) Без отпяту. Отпуск лисиц ловить // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 187—192, №53.[<<]

  31. [На заячью ловлю]. Господи Боже благослови, И. Хр. Сыне Божий, во имя О. и С. и св. Д. аминь. Стану я р. б. и. святых молитв проговорить сеи Христов день — от чего свет зачинается: зачинается свет от небесныя высоты, от земныя широты, от морския глубины, — от чего божии словеси поидут, божии словеси поидут от святых апостолов, сами святые апостолы переняли; есть же на чистом поле стоит храм божественный, на храме стоит престол Господен, на престоле сидит Исус Христос на небеси и здес лик бывает. Выйду я р. б. и. из избы дверьми, из двора воротами и поиду в чисто поле ставлю я р. б. и. ловушки, петли, веревки, капканы, самострелы еловы и сосновы и белы березовы. И поставь же Господи около моего промыслу по одну сторону тын железен, а по другу сторону меден от небес до земли, от земли до небес, станет же белой зверь заец жить по вечерней зори, поздо в полночь, по утреной зори, как он не боится опалной в палниках травы и от сучья и от белого березника, так же бы пусть не боялся моей ловушки и моей лыжницы тропы от меня р. б. и. Есть на том же храме святый великий Егореи, есть у великого Егорья конь белой, плеть шелкова весьма долга, помолюсь и поклонюсь тебе св. Егорей: Ты еси, святый великий Егорей, востань же Господи на пособь и на помощь, возьми же ты своего коня белого и плеть шелкову, зайди же ты круг белого свету, найди же ты бела зверя заеца и лесицы красны, черны, бурнасты и росомаки, выгони по своим по старым тропам по любимым, станет же белой заец по своим по старым тропам ити впереди идучи не посматривать, и в сторону не поглядывать, назад не воротитча, буди станет впереди идучи не посматривать и в сторону не поглядывать или назад думать, ино ты же святый великии Егорей плетью остегни выбуди, выстегай прытко, шибко и ярко по моим петлям и веревкам ловушкам и самострелам безотворотно, вовеки веков, аминь. (Из старинной рукописи, доставленной из с. Суры, Пинеж. у. волостным писарем Хромцовым). На заячью ловлю // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 192, №54.[<<]

  32. [Правила о заецах]. а) Господи Боже, благослови! Во имя Отца и Сына и св. Духа. Стану я раб божий (имя рек) по утру рано, умоюсь ключевою водою, поклонюсь чудным образам, пойду я раб б. им. на божий путь, на добрые дела, в чистое поле, в темные лесы со своими ловушками. Стану я раб б. им. ставить свои ловушки на белого зверя, зайца, на все на четыре стороны, возле темные лесы, на полденную сторону, на западную сторону, на сиверную сторону, на восточную сторону, помолюсь Егорью храброму: Егорий храбрый свет, мой помощник! гони белого зверя зайца ко моим ловушкам через поля чистые своему рабу божию имя реку, гони белого зверя зайца со всех с четырех сторон к рабу божию имя реку жирового и набеглого в мои ловушки, бежи белой зверь заяц ко моим ловушкам, пади белой зверь заяц в мои ловушки, ешь белой зверь заяц мою насторожку, зеленую вичку осинку. Како же на спод трава мурава от косы от булатные (падает), так же пал белой зверь заяц в мои ловушки к рабу божию имя рек. Будьте мои слова крепки, во присно, во веки веков, аминь. б) Отныне и довеку уговариваю свои слова от урок, от призоров, от черного глазу, от черного волосу, от серого глаза, от руса волоса, от черемна волосу. Бежи белой зверь заяц из-за рек из-за быстрых, из-за лес из-за темных, чрез болота зыбучие, бежи белой зверь заяц ко моим ловушкам, к рабу божию имя рек в мои ловушки, по своим по тропкам, не устрашись белой зверь заяц от моих следов, от моего духа, от моих белых рук. Прибежал белой зверь заяц ко моей ловушке принялся за мою насторожку, за зеленую вичку за осинку. Пади моя ловушка на белого зверя на зайца на буйную главу, на ревные на ножки. Слава тебе, Отцу и Сыну и св. Духу, ни присно и вовеки веков, аминь. в) И та моя молитва раба божия имя рек, — молился я раб божий имя рек Егорью храброму: какожде ярова пчела вьется около маточки, такожде бы белой зверь заяц вился около моей, раба божия имя рек, ловушки, шел бы в мою, раба божия им., ловушку и ел бы мою насторожку, раба божия им.; есть же у меня, раба б. им., на тропах, на ухожьях стоит белая осинка. Пейте и ешьте в моих ловушках в садках и в куломах белые, чалые, серые зайцы короткохвостые и кривоногие и черноусые и черноушные и по утряным зорям и по вечерним; и пьют, и едят и в сатках и в куломах белую осину с комля и до вершины. Сколь сладка и паточна вам белым, пчолым, ярым зайцам короткохвостым и кривоногим и черноушным медвяная роса и травы сладки и паточны, и в молоде месяце и сполна, в ветху и перекрое и в межных днях, по утряным зорям и по вечерным по всякой день, по всякой час, и пейте и ешьте белую осину с комля и до вершины в тех же ловушках, в сатках и в куломах. Как из неба и снег и дождь падат и валится на землю безотпятно безотворотно, как из лесу у меня, у раба божия имя рек лист, валится на землю безотпятно, безотворотно, так же бы у меня раба божия им. пали бы и валились в мои ловушки, в сатки и в куломы белые, пчолые, ярые зайцы короткохвостые и кривоногие и черноусые и черноушные безотпятно безотворотно, ко мне, к рабу б. им., по всякой день и по всякой час и время, в молоде месяце и ополни, и в ветху и перекрое, в межных днях; не устрашись белой зверь заяц от моих следов, от моего духу, от моих белых рук. И будте у меня у раба б. им. слова крепче белого горючого камени и синя булату и в Заговоре, и в договоре, отныне и до веку; в море глава моя у меня, у раба б. имя река; и в небе язык мой у меня, у раба божия имя река, во веки веков, и всем словам крепость, аминь. г) Господи, Боже, благослови. У меня, у раба божия имя рек (наприм. Иоанна Авдотьина сына), осина дерево слашче изюму и сахару и меду и патоки и исть белому зверю зайцу черноуху короткохвосту; подьте и потеките белые звери зайцы ко мне к рабу божию Иоанну Авдотьину сыну, под мои под пастины и под куломы со всех четырех сторон, с лета и с сивера, с востоку и с западу, из ломов и со ржавчин, из за высоких гор, кривых наволоков ко мне к рабу божию, Иоанну Авдотьину сыну, под пастины и под куломы; подедайте и подсысайте на перу за сторожевой сук, по всякой день и по всякой час, по все времена, в день по солнцу, а в ночь по месяцу по частым звездам. д) Господи Боже, благослови. Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Стану я раб божий имя рек благловесь, и пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду я раб божий имя рек в чистое поле, помолюсь и поклонюсь на восточную сторону и на все четыре стороны. Есть у меня, у раба божия имя рек в чистом поле кобыла дикая, есть у ее, у кобылы у дикия, тридевять жеребцов, три два и один жеребец и как тебя, кобылу дику, три и два и един жеребец подсысает и подедаеть, так же бы у меменя, у раба божия имя рек, прибегали бы белые звери, зайцы криволапые, черноухие со всех с четырех сторон с востоку и с западу, с лета и с севера, по всякой день и по всякой час подсекали бы и подедали бы у меня, у раба божия имярек, на перед сторожимой пруток белые звери зайцы, криволапые и черноухие и не ослышались бы меня, раба божия имя рек, в день по солнышку и в ночь по месяцу и по утру рано и по вечеру поздо, по утрянной зоре и по вечерней зоре, подсекайте и подедайте у меня, раба божия имя рек, белые звери зайцы безотходно и безотпятно. И кое мое слово назад и тое мое слово будь напереди, и кое мое слово в забытье и то же мое слово тут же будь, и тут моим словам ключ и замок от ныне и до веку во веки веков, аминь и те мои слова трою заключены: слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Когда у тебя, у белого зверя зайца нога сростется, тогда у меня, у раба божия имя рек, статья побьется. е) Взять соли в Великой Четверток и та соль хранить до Покровской субботы, и в ту соль приговаривать та статья, а в избу той соли не носить: Как к тебе, Михаил Архангел, сбирается народ божий к церкви, так бы ко мне, к рабу божию имя рек, сбегалися бы белые звери зайцы, криволапые и черноухие со все четыре стороны, со встоку и с западу, с лета и с сивера. Брать ту траву канун Иванова дни в вечеру, а ту траву трою дергать в трех местах, а окуриваться той травой трою. ж) Господи Боже благослови. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Секу я раб божий имя рек мед да патоку, сахарные ествы белому зверю, зайцу черноуху и черноусу, пить да есть, воскушать на здравие, секу да рублю, тем словам ключ и замок, аминь. з) Стану благословесь, пойду перекрестесь, я раб божий имя рек из избы дверьми, из двора воротами, да поклонюсь и помолюсь на все четыре стороны, пойду на божии дела, на божий путь, стану ставить платочки, ловушочки на белого горносталя на чернохвоста. Бежи бел горносталь из-за рек из-за быстрых, из-за лес из-за темных, чрез болота зыбучие, бежи ко моим ловушкам; прибежал бел горносталь ко моим ловушкам, только скочил, спрянул, завидел мою ловушку, поночал своим теплым гнездышком, схватил бел горносталь в моей ловушечке, принялся за животцу, моя плашечка возбудилась, прихватила белого горносталя чернохвоста по нутру, по самому животцу, по резвым по ножкам по буйной головке. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков, аминь. Приметы выше сего. и) Во имя отца и Сына и Святато Духа. Стану я, раб божий имрек, благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду я, раб божий имрек, в чистое поле. В чистом поле как мертвец лежит в сыро-матерой земли, не слышит и не видит колоколенного звона и попова пенья, так как же бы рыскучий зверь зайко не слышал и не видел моей шелковой петли и шел бы он, зайко кривоногой, черноухой и черноушой, безотпятно в день по солнцу, а в ночь по месяцу, по частым звездам, при буйных ветрах, по всякой день и по всякой час, по вся времена; слава Отцу и Сыну и Св. Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь. и) Во имя Отца и Сына и св. Духа. Стану, благословясь, пойду перекрестясь, я раб б. им. из избы дверьми, из двора воротами, выйду в чистое поле. Есть у меня раба б. им. в чистом поле крепки веревки льняные и конопляные, есть же в чистом поле синее море окиян, есть же в сине море окияне тридевять островых, есть же на тридевяти островых тридевять лисиц бурнастых и тридевят долгохвостых, есть же в сине море окияне тридевять островых, есть же на тридевяти островых тридевять белых, пчолых и ярых зайцов, короткохвостых, кривоногих, черноусых и черноуших. Бежите и теките белые, пчолые и ярые зайцы, короткохвостые и кривоногие, и черноусые и черноушные, и бежите и теките лисицы бурнастые, долгохвостные и по утряным зорям и по вечерним, по своим по тропкам, по моему ухожью со восточную сторону в сторону скачите: стоит железный тын от земли и до небеси, назад попятиться вам белым, пчолым и ярым зайцам короткохвостым и черноушным, назад попятиться лисицам бурнастым долгохвостным — и стоит храбр Егорий и на сильном коне, сам бел и кнут бел и рукавицы белые и борода белая, и залучает и зогоняет лисиц бурнастых долгохвостых, залучает и зогоняет, белых, пчолых, ярых зайцов короткохвостых и кривоногих, и черноусых и черноушных, по утряным зорям и по вечерним, по всякой день, по всякойч час и время божиих, в молоде месяце и сполни, в ветху и перекрое, в межных днях; в море глава моя, в небе язык мой у меня у раба б. им. Не устрашись белой зверь заяц от моих следов, от моего духа, от моих белых рук; будьте у меня у раба б. им. слова во веки веком, аминь, в Заговоре и в договоре, отныне и до веку, и крепче белого горячого каменя и синя булату, и всем словам крепость аминь. к) Господи Боже благослови Иисус Христос. Во имя Отца и Сына и св. Духа. Стану я, раб божий, благословясь, пойду в чистое поле подле синее море, подле святое море окиан, и помолюсь я раб. б им. святому и праведному Мамантию: золотой кнут удари далеко, трони близко белых зверей зайцов и красных бурых черных лисок, россомах и рысей; идите и бежите из-за тридевяти морей, из-за тридевяти клочеватых орд; есть у меня, у раба б. им. яствы сахарные, питья медвяные, идите и бежите ко своему рабу б. им., льните и весните в мои нитки, в новце месяцу, в ветху и молоду, по всякой час, во все времена, ключ и замок и архангельско слово, аминь. А нитки прясть изо льну не слинить; а скать по солнышку и вымыть их в воде и выморозить на морозе, чтоб до бела, а потом напарить в котле или в горшке всякой хвои и вымыть в той воде, а оправлять в рукавицах, не пятиться и не оглядываться на заячью тропу. л) Во имя Отца и Сына и св. Духа. Как в весне пройдут реки и ручьи и малые поточины, а их не имуть ни уроки, ни оговоры, ни призоры и ни прикосы, и так меня раба б. им. не няли бы ни уроки, ни оговоры, ни призоры и ни прикосы, и моей пищали, свинцу и пороху, огненного оружья; и как раб божий лежит в земле, от всего своего пришествия отшед, а не слышить и не видит, так птица там сидела на земле и на воде, и на лесу, а не слышала бы и не видела, меня, раба б. им., и моей пищали, свинцу и пороху, до моего пострелу; и как я раб б. им. у тое птицы вышибу единое перо, не перо вышибу, вышибу ретивое сердце с печенью и все нутро смешаю, как той птице без сердца и без печени нельзя ни итти, не лететь, також и от тое раны нельзя ни итти и ни лететь без единого пера, и от меня раба б. им. и от моей пищали огненного оружия, ныне и присно и во веки веков, аминь. Сия говорить три раза. м) Во имя Отца и Сына и св. Духа. Есть святое море окиян, в святом море окияне есть пуп морской, воду берет со всех четырех сторон, а не имут его ни уроки, ни оговоры, ни призоры и ни прикосы, и так же я раб б. им. беру птицу с земли и с воды и с лесу, а не нялиб ни уроки, ни оговоры, ни призоры и ни прикосы, и моей пищали, свинцу и пороху огненного оружия от всякого человека по земле ходящого, ныне и присно и во веки веков, аминь. н) Во имя Отца и Сына и св. Духа. Есть святое море окиян, во святом море окияне есть камень латырь, на камне латыре есть три брата родные, три друга сердечные: един судит, другой дела отправляет третий уроки заговаривает у меня, у раба б. им., и у моей пищали, свинцу и пороху, огненного оружия. Три брата родные, три друга сердечные ставили круг меня, раба б. им., тын железен от земли и до неба, от востоку до запада, от лета до севера, из моря глубины придет царь морской с тридевятью замками, с тридевятью ключами, тридевять ворота затворити и тридевятью замками замкнет и ключи в море бросит, из моря глубины из пещеры выйдет рыба щука, и ключи пожрет и в море уйдет, што тое щуки взять нигде ни ловцам и ни неводчикам, також меня раба б. им. взять негде и моей пищали, свинцу и пороху, огненного оружия взять негде же и никому не испортить, ныне и присно и во веки веков, аминь. о) Господи Боже. Во имя Отца и Сына и св. Духа. Стану я р. б. им. сечи и ронить осину белому зайцу широколапому и короткохвосту у меня, раба б. им., и пить, исть сахарные ествы; и буди моя осина слаще сладкого винограда, и подай Бог вас мне, рабу б. им., белых зайцов, широколапых и черноухих и короткохвостых, подай Бог на всю ночь и на весь день, подай Бог и укрепи Бог в колоде и в кулеме, в день при солнце и в ночи при месяце, ветха и молода, перекрои, в межные дни, присно и во веки веков, аминь. (Списано П. С. Ефименком со старинной рукописи.) Правила о зайцах // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 192—195, №55.[<<]

  33. [Заячьи слова]. а) Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану я, раб божии N., благословесь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду я на Двину реку, стану я р. б. на восток лицом, на запад спиной, помолюся и поклонюся Царю Небесному и Матери Божией Пресвятой Богородицы и буди я, раб божий N. промышленник не урослив и не прикослив от своей думы и мысли, и от своей крови, и от буйного ветра, и от своего глаза, и от людской молвы, и от людкого глаза. А кто злой лихой человек подумат на мой добыток и на промысел, тоб ему самому дав пазуху, а что он, радет себе, тобы и мне на мой добыток и на промысел, во всяк день и по всяк час, тем моим словам ключ и замок именем Господним, духом святым, во веки веков, аминь, аминь, аминь. Говорить слова на наживку и на зайца, как Бог даст. б) Буди мой заец и лисица не прикослив и не урасив, заец черноухий и белохвостой, косолапой, бежи ко мне р. б. N., борзо, безотпятно и безотворотно, бежи, не оглядывайся назад, не отворачивайся и не отпрядывай, бежи ты, заец и лисица, ежечасно, по своим тропам, а по моим ухожьям, а в правой руки есть черное море, а в левой руки есть огненная река, вправо скочить утонуть будет, в лево скочить в огненной реки сгореть будет, бежи заець и лисица, по своим тропам, а по моим ухожьям, в мои ловушки и поставушки, в ленны конопляные петли безотпятно и безповоротно, по всяк день и по всяк час, и на сторону не оглядывайся и назад не отворачивайся и не отпрядывай, а за тобой, заец и лисица, бежит ежечасно 40 кобелей, гонят тебя, заец и лисица, в мои ловушки и поставушки, в ленны конопленны петли, по всяк день и по всяку ночь и по всяк час и на утренней зори и на вечерней зори, в день под солнцем, в ночь под месяцем, и под частыми звездами и подо всею окружностию божию, и и тем моим наговорным словам и словесам ключ и замок, именем Господним, духом святым, во веки веков аминь. Говорить на пленицы пред образом божийм, когда свои пленицы ставить станешь. в) Приговорить на зайца в мырку как Бог дает, провести хвоиной по правому боку три раза: Стану я р. б. благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротми, и выйду я в чисто поле, згляну на восточную сторону и на восточной стороны окиян море, на окияни мори лежит бел камень, на белом камню лежит гроб Господен, у того гроба Господнего стоит Богородица с четырьмя евангелистами: Иоанн и Лука, Матвей и Марк, и вся силы небесния и отстреляйте от р. б. N. уроки и прикосы, и и откуда пришли и туда подите, и от царя и от царицы, и от старца и от старицы, и от попа и от попадьи, и от мужика и от женки, и от парня и от девки простоволоски, от черноволоски, и русоволоски, и красноволоски, и от двоеглазого, и от одноглазого, от слепого, и от своей лихой думы и мысли, и от чужой думы и мысли, и раб божий которых слов не доумею и те слова в число, котория слова налишны и неналишния и ти слова не уменьшают, и ти слова ключ и замок от земли и до неба, от ныне и до веку и век повеку, аминь, за аминем аминь. Приговорить на зверя в мырку, по правому боку провести хвоиной три раза и приговорить: Слава Богу добрым людям на похвальбу, а завидным на завидость. (Рукопись доставл. крест. Леонтьевым. — Пленицы или пленки — волосяные силки.) Заячьи слова // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 195—196, №56.[<<]

  34. [Заячий прикос]. а) Стану р. б. N. благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротми, выйду в чистое поле и пойду под восточную сторону и стану я на восток лицом, на запад хребтом, покорюсь и помолюсь истинному Христу, царю небесному, и Пречистой Божьей Матери Пресвятой Богородице, и постави Господи круг меня р. б. N. тын железной, ограду каменну и гору кременну, от земной подошвы и до небесной высоты и до христова престола и со христова престола, и закрывает меня раба б. N. ризой своей и пеленой нетленной и неизреченной от колдуна и от колдуницы, и от еретика и от еретицы, и от попа и от попадьи, и от бельца и от белицы, и от парня и от девки простоволоски и от женки белоголовки, и от всякого злого лихого человека и от всякого зловомысленного супостата, и от своей лихой думы и мысли, и кто на меня р. б. N. зло подумать и лихо помыслить, и тому лихому человеку пройди сквозь язык и сквозь щеки железная спича, и на очи ему лихому человеку наверги белое бельмо, да ему же Пречистая Богородица пропусти огненную реку от востока и до запада, от лета и до севера, и который огнь от врагов и супостатов, и как стоит тын железной и вереи булатния и двери укладния и замки благословенные и ключи Давыдовы, во имя О. и С. и Св. Д. аминь. Заключается ключ в мори, а замок в роти, и будьте мои слова крепки и прытки во век веков, аминь, и ни кто бы моих слов не мог не переговорить, и назад отговорить, аминь, за аминем аминь. б) На лоушки говорить три раз: Стану я р. б. N. благословесь, пойду перекрестесь из избы дверьми, из двора воротами, и выйду я в чистия поля, в темния леса ставить своих ловушек и поставушек ленных, конопленных петел для белых зверей зайцей и для красных лисиц бурнастых, покорюсь и помолюсь Егорью храброму: ой еси Егорий храброй, поди ты в чистия поля, в темния леса со своей с брудой богатырской, выганивай и вылучай белых зверей заецев и красных лисиц бурнастых на узкия тропы и на любимия его угодья, бежите и скачите и глазами не гледите и ушами не тресите, назад не отпячивайся и неотворачивайся и не отпрядывай и в сторону не отскакивай. Ездит Егорей храброй за тридевять землями за тридевять брынскими лесами за тридевять промышленниками за тридевять белкосов, един Егорей храброй выганиват и вылучает белых зверей заецей и красных лисиц бурнастых ис подо всякой вичи и вершины, говорит Егорей храброй: ой еси белые звери заяцы, красны лесицы бурнасты, бежите и теките в мои лоушки, постанушки в конопления петьли, и берет Егорей храброй свой тугой лук, натягивает шелковую тетыву и стреляет своим тугим луком, каленой стрелой, сам Егорей приговаривал ко своей каленой стреле: как от светого Егорья летит каленая стрела, не отпячивается и не отворачивается и в сторону не отскакивает, и также вы заецы белия красны лесицы бурнасты нельзя вам ни отпячиваться и ни отворачиваться и в сторону ни отскакивать, есть у меня для вас обе стороны узких троп поставлен тын железной, нельзя вам отпячиваться и отворачиваться и в сторону ни отскакивать, и льзя нам бежать в мои ловушки, постанушки в ленны, конопленния петли, по моему прошенью, по Егорью благословенью, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь, за аминем аминь. Будьте мои слова крепче и зорче вострого ножа, булатного топора, быстрее ключевой воды, во веки веков, аминь. (Оттудаже). Заячий прикос // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность. — С. 196—197, №57.[<<]

  35. [Заговор от порчи ловушек] От порч(и) ловушек. Господи Боже, благослови, отче. Встану яз, раб Б(о)жий имярек, прекрестяс(ь), пойду благословяс(ь), раб Б(о)жий имярек, на добрыи дела; помолюс(ь) яз, раб Б(о)жый имярек: Святыи государи Козма и Дамиян, чюдотворцы, поставте, государи, круг меня, раб(а) Б(о)жия имярек, и круг моих ловушек тын железной от небеси и до земли, от земли и до небеси; как закроет небо землю от воды и вся, яж(е) на ней, так и меня защити, раб(а) Б(о)жия имярек, и закрой мои ловушки от волхва, и от волшницы, и от кудесника, и от кудесниц(ы), и от всяка лиха человека, от стара и до велика, от велика и до млад(а), от мужеска полу и от женска. Всегда и ныне и присно. (РЗРИ 2010:101, № 23) [<<]

  36. [Заговор от порчи ловушек] О том. Ставя говор(и): Господи Боже, благослови, отче. Пошел раб Б(ожий) имярек на промысел. Стан(ь) около меня, раб(а) Б(о)жия имярек, т(ын) железной от земли и до небеси, от небеси и до земли, от ведунов и от ведуниц, от колдунов и от колдуниц, от отрока и от(роко)виц, от белца и от белиц, и от чернца, и от черниць. Стои(т)... зубы у него железные, очи... (ве)дунов и ве(дуниц), // (л. 11 об.) и колдунов и колдуниц, *и отрока и отроковиц, белца и белицы, черньца и черницы, от раб(а) Б(о)жия имярек и от моег(о) промысла. (РЗРИ 2010:101, № 24) [<<]

  37. [Заговор на удачу в охоте (карельско-вепсский)] Господи, Боже, благослови, отче. Ляксь мѣзь таивг(ас) кулдаине, тавгь кулдаине, и нулет, шулк тъ яндъ да гобедаине; да тули куивъ кузи. Миня анбуи куиван кузен и сорди юрнезе и оксьнезе и кандои кодиге и сурво(ин) сурмънескъ и явгои явгоиксъ кулдаижел петкелел гобедаижес гумбрес. И отин да терван и сегойтин ухтезе коткан кобрат, саклин сибет, габукан сулгат и пагат cyд, и пагат санятъ, и пагат верет, и урокат, и прикосат, и нагрут уроген, и наштен, и неичен, и лапсен, и папин, и диякан, и старцан, и церенкан. И кен лѣнеп тегну сен пага(н) лягатин, миня сен пага юличи уфтеса мер(ес) и сугу саммлетогаи, и ярве калотомга, кус дя инегмиштан пидятябат. Ляксин миня п(олесмага)ин да тули рухнас малдин кузи вастгаин. Мин(я) анбуи сен кузен и сордин юрънезе и оксънезе и (туин) кодиге и сурвои сурмнексъ, и явгои явгоискъ кулд(аиже)лъ петклел гобедаижес гумбресъ и сит миня // (л. 41) тегин гювя рабу Божияле [м]. Лякси(н) миня кулдаижеле меряле, кулдаижел мерял валгеткиви, валктал кивел иштуп пюгя Юмалдемя. Миня андои нетъ пугекет пюгале Юмалдемяле, пюга Емалдамянет пугекет хвали илягат минун Ерусалима лиднага, Ерусалима... а нун Сюндърухнан гроба казвои. Сюндьрухна геинь явгоиле каик итчет гювят. Лякси миня Ерусалима лиднага, Ерусалиман поикъ милен вастха сен генан туи и андои милен. Миня тулинъ тагагѣ пюга Юмалдемялоксѣ: пюга Юмалдемя рухнас, тя силеиже геинъ. Пюгя Юмалдемя оть милаин сен геинян наугу сиге геинаге каик ютчет гювят: кути кезяижен пяиван паштама, кути сувийжен тулен тулмага; и се гянен густуксъ, и се гянен тервюстаксъ и сюлтустаксъ, и лукин сен гейнян янишан пяга и андои милеин сен янишан пя; миня сен янишан пялчин пимедгу пихко, конзъ линеб тарбиш силои оттан; конзъ эи тарбиш силои эин отну. [Перевод: Сошел муж с неба золотой, лук золотой и стрелы, шелковая тетива да серебряная; да попадается (навстречу) сухая ель. Я выстрелил в сухую ель и свалил (ее) с корнями и сучьями, и принес домой, и растолок в крупу, и размолол в муку золотым пестом в серебряной ступе. И взял (я) смолу и смешал в одно орла когти, сокола крылья, ястреба перья и дурные уста, и дурные слова, дурные крови и уроки, и прикосы, и насмешки мужей и женщин, и девушек, и детей, и попа, и дьяка, и старца, и черницы. И если кто напустит то зло, пошлю я то зло через девять морей в болото безмошное и озеро безрыбное, где этих дурных женщин держат. Отправился я (на промысел), да попалась (навстречу) госпожа ель Малдин. Я выстрелил в ту ель, и повалил на корни и сучья, и отнес домой, и растолок в крупу, и размолол в муку золотым пестом в серебряной ступе, и тогда я // (л. 41) сделаю добро рабу Божьему имярек. Пошел я на золотое море, в золотом море белый камень; на белом камне сидит святая Богородица. Я дал эти заговоры святой Богородице; святая Богородица заговоры хвалит наверху в моем Иерусалиме городе, в Иерусалиме (трава у) гроба святого Бога выросла. Господь Бог (наговорил) на стебли травы все свое хорошее. Отправился я в Иерусалим город, Иерусалима сын мне навстречу ту траву принес и отдал мне. Я вернулся обратно к святой Богородице: Святая госпожа Богородица, здесь тебе трава. Святая Богородица взяла у меня ту траву и хлестнула в эту траву всякое добро: как тепло летнего солнца, как южного ветра дуновение (приход); и это для ее мудрости, и это для ее здравия и (здоровья сердечного). И заговорил я ту траву на голову зайца, и дала мне (она) ту заячью голову; я из-за этого зайца в темный чапыжник; когда нужно будет, тогда возьму; когда не надо, тогда я не возьму.] Говор(и) 3 ж, на что хош(ь). (РЗРИ 2010:137-138, № 118) [<<]

  38. [Заговор на успех промысла, охоты (карельско-вепсский)] Сюндю рухтинас, сютта(й), пюга Юмалдемя рухтинас, пюга Мийккул и пюга Козма и Дамиан. Казватит, сюттай, мяген мас таивагазе саи, // (л. 41 об.) ласкит мягес валгет мери, и лякси валктас мерес ц(а)рь Костянтин. Царял Костянтинал кулдаижет кядет и кулдаижет ялгат, и оть кулдаижиг(е) кязиге минун и минун пюдюсет, и ласкъ кулдаижиши кязишазе минун пюдюсет, и оттъ кулдаижиле кязигезе китовиян тавган, и отъ кулдаижиге кязигезе кулдаижен (винен), кулдаижес винес кулдаижет нулет, и амбуи чилахтоит уростен уркиндат и наштен награндат, и кюлян призорат, и пагоиден, и пагинат, и вастха тулиян, и мюдга мяниян, и кивел и ... гол иштьят, и верягил олият, и мянга нет пагинат. И думат мерен рандале и авдои сув(ях), а милеин юмал кяски кюмнин кюшъта, ми(ле)ин сада и вюгин туда. [Перевод: Господи Боже, кормилец, святая Богородица, святой Мийккул и святой Козма и Дамиан. Вырастил (ты), кормилец, гору из земли до неба, // (л. 41 об.). выпустил из горы белое море, и вышел из белого моря царь Костянтин. У царя Костянтина золотые руки и золотые ноги, и взял он в золотые руки меня и мои ловушки, и выпустил он из своих золотых рук мои ловушки, и взял в золотые руки китовый лук, и взял в золотые руки золотой (колчан), в золотом колчане золотые стрелы, и застрелил он вынюхивание мужей и насмешку женщин, и призоры деревни, и слова недоброжелателей, и навстречу идущего, и сзади идущего, и на камне сидящих, и в воротах стоящих. И пусть идут те слова и думы на берег моря и в глубь волн; а мне Бог велел десятками выгонять (добычу), мне добывать и на (полном) поясе приносить.] Поидучи на промысел, говори 3 ж или куды ни буд(и). (РЗРИ 2010:138-139, № 119) [<<]

  39. [Заговор на охотничий промысел] 440. Полисный (охотничий) призор: Стану я, раб Божий Семен, благословясь, пойду перекрестясь, отцом прощеный, матерью благословленый из избы дверьмы, из сеней воротамы. Выйду в чистое поле, в окиян-море. В чистом поле, в окиян-море стоит Кузьма-Демьян, бессребреник Господень, учитель Христов. Я, раб Божий Семен, покорюсь, помолюсь, бессребренику Господнему, учителю Христову: «Благослови меня, Кузьма-Демьян, ходить в чистом поле, в пути-дороге на 100 верст (или на полторасто). Избави меня, Козьма-Демьян, от девки-шимоволоски, от бабы-простоволоски, от мужика-клеветника, от ворона-граюна, от сороки-вещуньи». (НА КарНЦ РАН. А. 7/78. От Е. С. Журавлевой зап. Г. Парилова, 1939 г., Первомайский поселок (Шальский), Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 440).[<<]
    Населенный пункт: Шала

  40. [Заговор на охотничий промысел] 441. Надо б, говорит, перед курицей. Взял, наломал фересы, встал на тфересу да курице-то там рассказ говорит: Лес праведный, лесной праведный, дети ваши, слуги ваши, если вы не поможете нам белок убивать, я буду жаловаться самому Царю белому Иисусу Христу. И плюнет через плечо, и три раза проговорит, и все. (НА КарНЦ РАН. А. 23/288, Ф. 1436/8. От М. Ф. Конжиева зап. Н. А. Криничная, Т. И. Сенькина, 1969 г., Пудож, Пудожский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 441).[<<]
    Населенный пункт: Пудож

Свернуть все тексты

Отметить все населенные пункты