Этнография и фольклор Олонецкой и Архангельской губерний

Заговоры Обонежья

Классификация заговоров по: источникам | функциям | датировке | населенным пунктам

Источник: Ребров В., учитель. Молитва скоту // Олонецкий сборник: Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Вып. 2. // Петрозаводск, 1886. С. 49 – 54.

  1. [Молитва скоту]. Под этим странным и смешным заглавием распространена между пастухами скота рукопись, в невидимую и чудесную силу которой верят не только они сами, но и почти все владельцы скота, вручающие оный надзору пастуха во время выгона на подножный корм своих животных. Трудно разуверить нашего простолюдина, что это нелепость, вымысел какого-либо грамотея – пройдохи. Подобного рода молитву иначе в народе называют «отпуск». Пастухи покупают ее от 1 руб. до 5 и потом хранят при себе как священную вещь, прикосновение к которой другого лица считается у них нечистью, влекущей за собою несчастия от зверей и проч. Зато и сами пастухи сберегают подобную рукопись со всею тщательностью: они прячут ее или в свою свирель (трубу), как главный атрибут своей службы, или пришивают с внутренней стороны собственной жилетки или фуражки, аккуратно обматывая тряпками; а некоторые сохраняют даже в чаще леса, вместе с шерстью, отстриженною от каждой коровы или лошади пасомого стада. Имеющие такую молитву смело выгоняют скот на пастбища и уходят от селений верст на 8 и далее в леса в уверенности, что никакого несчастья не может с ними приключиться, хотя иногда и горько ошибаются в своей надежде. Однако и при несчастиях не оставляют веры в свой рукописный талисман, утешая себя тем, что так Богу угодно. «Божья воля; видно, за грехи мои Господь указал зверю на мою животину», ‑ говорит в простоте сердца наш простолюдин, не сознавая того, что виною несчастья есть беспечность пастухов к своему делу, происходящая от веры в волшебную силу молитвы, на которую полагаясь, пастухи оставляют стада скота на произвол судьбы, а сами проводят целый день вдали от стада, в селениях, или, избрав удобное место под тенью дерева, беззаботно предаются сладкому сну. Вот подлинный текст этой не лишенной интереса рукописи: Молитва скоту*). Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. «Стану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, помолюся Спасу и Пречистой Богородицы и грозному воеводе Михайлы архангелу, Николы чудотворцу Мирликийскому, верховным апостолам Петру и Павлу, Андрею первозванному, Ильи пророку, чудотворцу святому Власию и святому Медосию патриарху и всем ангелам хранителям и всей небесной силы. Благослови меня, Господи, Спас Милостивый, и Пречистая Богородица, рабу Божию (имярек) к себе на руки принять милой весь крестьянской живот и огради, Господи, около стада моего и около поскотины моей, и около всей животины постави, Господи, стену белокаменную и огради кругом всей моей животины, и круг всей моей поскотины, и кругом стада моего, и обнеси, Господи, три тына медной, железной и булатной, и сверху постави, Господи, шатер седми небес, чтобы ко мне, рабу Божию (имярек), и к моему стаду и поскотины моей нельзя пройти и проехать хитрому человеку и всякому злодейственному человеку, никакому зверю, ни волку рыскучему, ни волчицы, ни медведю широколапому, ни медведицы, ни всякой змии скорпии, ни всякому человеку злодейственному, ни перехожему пакостнику, ни обворотню, ни лягухи, ни всякой летучей мухи, ни пройти, ни подойти ко мне, рабу Божию (имярек), ни к моей животины, милому крестьянскому животу, ни к коням, ни к коровам, ни ко всей животины, никому ни истратить, ни изурочить, ни съесть всякому зверю, ни волку рыскучему и волчицы, и медведю широколапому и медведицы, ни всякой змии и скорпии, ни всякому злодейственному человеку, ни обворотню, ни перехожему пакостнику, ни всякой летучей мухи и гадины отныне и до веку во веки веков. Аминь. А буде меня, раба Божия (имярек), кто станет портить и урочить всякой зверь, волк рыскучей и волчица, широколапой медведь и медведица, и ни змей скорпий, и всякой ехидной человек, злодейственной перехожей пакостник и обворотень, зверем подходя или гадиной ползущей станет, и всю мою животину, милой крестьянской живот, станет кто портить, и Михайла архангел со всею небесною силою сойдет и разошлет на все 4 стороны, велит тех перехожих пакостников и обворотнев, и всякого зверя, и всякого рыкучево, и волчицу, и широколапого медведя, и медведицу, и всякую змию скорпию, лягуху, и всякую гадину, мухи и другие, бить ангелам, архангелам 3-мя тысяч прутьями железными до скончания жизни и без выпуску. И вам всем будет плач и рыдание, а мне, рабу Божию (имярек), с крестьянским животом всем ныне и до веку и во веки, аминь. Еще я, раб Божий (имярек), помолюся Пречистыя Богородицы: помогай и пособляй и со всеми ангелами, архангелами от обворотня, и от сопротивников моих, и от всяких перехожих пакостников, и от всякого зверя, и от двоезуба, троезуба и редкозуба, и всякого злого ехидного человека, остерегай, Пресвятая Богородица, Мати Божия с крестителем Иоанном Предтечей, со всеми небесными силами на злых сих сопротивников и всяких перехожих пакостников, на всех тварей видимых и невидимых, зверей моих и враг моих, за молитв святых праведных Богоотец Иоакима и Анны и всех святых отныне и до веку, во веки. Аминь. Я, раб Божий (имярек), стану, благословясь, и пойду, помолясь, и вострублю, благословясь, и в трубу свою велегласную; и, где в трубу трублю и в рог играющи, заслышит вся моя пастушная милая крестьянская животина во дворе или из полей, или за полями, в лугах, или в темных лесах гуляючи, дабы вся моя животина, крестьянской живот, сходился и сбегался из домов, из полей и из запольев, из зеленых лугов и из темных лесов, на приведенное, на урочное место, во един круг, в мою поскотину, ко мне, рабу Божию (имярек), на мой глас в трубу трубящую, в рог играющи отныне и до века и во веки. Аминь. Еще я, раб Божий (имярек), помолюся св. Власию и св. Медосию, патриархам Иерусалимским, и обойдите круг меня, раба Божия (имярек), государи Власий и свет Медост патриарх, круг всей поскотины моей и круг стада моего, поставьте сей небесный шатер на облаках, как 7 небес утверждены от самого Господа нашего Иисуса Христа, поверх всей поскотины и всего моего стада, милого крестьянского живота, чтобы нельзя ни зверю и волку рыскучему и волчицы, и обворотню, ни перехожему пакостнику, ни медведю широколапому, ни медведицы, ни змии скорпии, ни лягухи, ни всякой гадины, ни поползухи, ни другие гадины летаючи сверх по плоти, ни пролететь ко мне, рабу Божию (имярек), и к моей поскотины и стаду моему, милому крестьянскому животу. И как святая Фаворская гора светом покрывается, и так меня, раба Божия (имярек), покрой, Господи, Пресвятая Богородица, св. Власий и Медост патриарх, в нощах меня, раба Божия (имярек), и всю мою поскотину и весь милой скот, крестьянской живот, седьми небесным шатром и всей вселенной светом, чтобы цела и сохранена была и вся моя животина, пасучи, как Господь Бог судит на своем престоле на небеси; и предстоят пред тем престолом Господним силы небесные, херувимы и серафимы, со страхом и трепетом, и со грозными и со всеми шестокрылатыми серафимы и херувимы пламенно-огненными, и не могут человецы ни зрети, ни глядети на престол твой, Господень, такожде и на меня, раба Божия (имярек), и весь мой милой живот и всякую пасучи животину никому ни истратить, ни изурочить и до гробныя доски, во веки веков. Аминь. Еще я, раб Божий (имярек), помолюся: пошли, Господи, ко мне на помощь Андрея первозванного, апостола Луку, евангелиста Христова Матвея, апостола Тимона, Пармена, Прохора, Никанора, Иоанна богослова, сына Громова, Илью Пророка, Георгия храброго чудотворца; и всем: сойдите ко мне, святыи, на землю и обнесите белокаменную ограду около всей моей животины и около стада моего и скотины моей, милого любимого крестьянского живота, и всякую животину живущую, домошерсную скотину, и весь скот мой пасучись, и обнесите ограду белокаменную от земли до небеси, чтобы не мог к тому моему животу крестьянскому никто подойти, ни всякой зверь, ни всякой злой лихой человек, ни обворотень, ни перехожей пакостник, ни троеволос, ни двоеволос, ни двуезуб, ни троезуб, ни встрешней, ни пострешней, от зауголья смотрячи и от пристулья смотрячи, ни мужику, ни женки, ни старику, ни старухи, ни младому отроку, ни девицы за ту мою белокаменну стену, от небеси до земли и со всех 4-х сторон обнесена, ни взойти и меня, раба Божия (имярек), ни истратить, ни скота моего, всякую домошерсную скотину ни испортить и ни пройтить и ни пролететь и ни пролезти злодейственному человеку сквозь белокаменную ограду, и ничего не должно рабам Божиим (имена рек), ни учинить, ни сделать над скотинкою моей и ихней во веки. За молитвами святых сохранена и помилована будет во веки веков. Аминь. Еще я, раб Божий, помолюсь и Петру, и Павлу верховным апостолам Христовым: государи Петр и Павел, вы помогайте и пособляйте мне, рабу Божию (имярек), своими святыми молитвами, пасти скот милой и любимой крестьянской живот, и обнесите, государи мои, круг стада моего и всей поскотины моей 3 тына, железный, медный и булатной, и со всех 4 сторон, чтобы мой тот милой крестьянской живот никому не истратить, не изурочить, за помощию Вышнего Госпoда и Влыдычицы Пресвятыя Богородицы и святых вселенских учителей Василия великого, Иоанна златоустого, Григория богослова и всех святых твоих. Господи, благоприятну сотвори нашу молитву; Господи, помилуй, яко благ человеколюбец, отныне до веку меня, раба Божия (имярек), не истратить моей поскотины и животины, милой крестьянской живот любимой, за помощию всех святых отныне до веку, во веки веков. Аминь. А кто станет портить и урочить меня, раба Божия (имярек), всю мою любимую животину и всякую животину шерстию доморощенную, или зверь напущать, или зверем оборачивается, волком рыскучим и волчицею, и широколапым медведем или медведицею, и всякою змиею и скорпиею, и обворотнем перехожим пакостником, и поползухой и всякою гадиною, тому бы человеку очи вон выворотило, язык бы вон вырвало и всякое подколенное жилье рвалось бы днем и нощию, на утренней зари и на вечерней, безугомонно век во веку; и такому бо человеку, неприятелю моему, не пособить никому, ни отцу, ни матери, ни роду, ни племени, ни колдуну, ни колдуньи, ни ведуну, ни ведуньи, ни черницу, ни черницы, ни бещу, ни бешцы, ни троезубу, ни двоезубу, ни редкозубу, ни троеволосу, ни кривоволосу, ни всякому злодейственному человеку, век во веку до гробной доски, опречь меня, раба Божия (имярек), отныне во веки веков. Аминь. Взять воды с 3 ключей и говорить, идучи до 3 ключа: во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Как я, раб Божий (имярек), совокупил с 3 ключей воду сию во един сосуд и как сия ключевая вода слилась и стекалась в сосуде, так бы сливался и стекался наш скот, милой любимой крестьянской живот, вся моя пастушняя животина, черные наши коровы, красные, и бурые, и пестрые, косматые быки, нетели и малые телята из домов, из полей и заполья, из зеленых лугов, из темных лесов, во един круг, в мою поскотину, ко мне, рабу Божию (имярек), на мой глас в трубу трубящую и в рог играющи; и как сия ключевая вода течет, не мешается, из сих трех ключей в синее море, окиян, так бы наш скот, милой и любимой крестьянской живот стекался и сбегался в домы свои, в день и нощь, во всякой час, на конце и в ущербе, и на исходе и на новке, и в 24 часа и в един час, и в четверть часа, отныне и до века и во веки веков. Аминь, аминь, аминь. Чтение изложенной молитвы, обыкновенно, бывает в первый день выгона скота на пастбище и сопровождается разными причудами со стороны пастуха. По большей части, пастух бывает неграмотный; тогда приглашается им грамотей, который три раза читает молитву, обходя стадо, вместе с пастухом, считающим непременным долгом покропить водою, взятою из 3 ключей, каждого животного вверенного ему стада. По прочтении молитвы и окроплении стада, пастух принимает остатки воды и рукопись от чтеца и, в свою очередь, тоже кропит его водою, боясь, чтобы он чего-либо не похитил из молитвы, удаляется в лес и там прячет принадлежащую ему молитву, где вздумается; остатки же воды или выпивает, или же изливает на землю под камень. *) Чтобы нагляднее видеть безграмотность этой мнимой молитвы, я не решился ее исправить, а сообщаю из буквы в букву. (С. 49-54).[<<]

Свернуть все тексты