Этнография и фольклор Олонецкой и Архангельской губерний

Заговоры Обонежья

Классификация заговоров по: источникам | функциям | датировке | населенным пунктам

Населенный пункт: п. Шуерецкое

  1. [Свадебный отпуск] 82. Господи Исусе Христе, Сыне Божий! Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. От цёго тыи слова говорятце? От Еваньгелия Христова — Царя небесного. Михаил Архистратиг, Святые Петр и Павел — Верховные Апостолы! Ставьте тридевять тынов медных от земли-подошвы и до небесной высоты, до морской глубины, от восточныя до западныя стороны, от лета и до севера, от земли и до небеси, и со всех четырех сторон стоит около меня, р<аба> Б<ожьего> (имя); у тех же у тридевять тынов есть тридевять замков; у тех же у тридевяти замков есть тридевять ключей. Прииду я, р<аб> Б<ожий> (имя), и затворю тыи тридевять замков, и брошу тыи тридевять ключей в синее окиян-море. И приидет щука золотая, зубами схватит тыи ключи и понесет во глубину морскую, в пуповину, под колоду белодубовую. И тем словам ключевые слова. Аминь. Аминь. Аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/102. Исполнитель не указан. Зап. И. М. Дуров, 1934 г., Шуерецкое, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 82).[<<]
    Функция: любовные

  2. [Свадебный оберег] 83. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Есть синее море-окиан. На том мори-окиане лежит бел-красен камень, на том белом-красном камни — зверь-любимец; обхватился и обогнулся зверь-любимец за белым камнем, не отходит прочь; и как охватился зверь-любимец, обогнулся зверь-любимец и прочь не идет, так же бы охватилась и обогнулася тая р<аба> Б<ожья> (имя) с тем р<абом> Б<ожьим> (имя). И как любимец-зверь обогнул бел камень, и тако бы обогнулася тая р<аба> Б<ожья> (имя); и любилися между собою тые муж и жена — друг по друге. Коль жарко разгорается кирпичная печь, в той огненной печи дуб и дрова; коль жарко разгораются дрова и угольё, коль жарко и пылко, столь же бы пылко, столь же бы жарко горело сердце и кровь; в день бы она ходила, голова бы у ней болела, сердце бы щемило, хлеба бы не ела; друг без дружки головы у них болели, в ночь сна друг без друга не было. Коль ярко горит святая свеща перед образом Божиим, толь же бы ярко горело сердце у р<абы> Б<ожьей> (имя) по р<абу> Б<ожьему> (имя) днем и носью, по утренней и вечерней зари. И как всякая мать тужит и плачет по своем сыне, спустя на чужу сторону, неутышно плачет, так бы тужила и плакала тая раба Божия (имя) по р<абу> Б<ожьему> (имя). Она глазом заводит, ухом заслышит, усмотря, сердцем возрадуется, р<аба> Б<ожья> (имя), по р<абу> Б<ожьему> (имя) душою своею и сердцем. И как идет солныце к вечеру на покат на запад безотпятно, так же бы тая р<аба> Б<ожья> (имя) по р<абу> Б<ожьему> (имя) безопятно и безотворотно. Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грушную. Аминь, аминь, аминь. (НА КарНЦ РАН. А. 27/103. Исполнитель не указан. Зап. И. М. Дуров с рукоп., 1934 г., Шуерецкое, Беломорский р-н, Респ. Карелия). (Русские заговоры Карелии / Составитель Т.С. Курец. Петрозаводск, 2000. № 83).[<<]

Свернуть все тексты